Кровавые столкновения в Киеве возле Верховной Рады, с которых началась на Украине осень, стали поворотной точкой: резко ускорилось самоопределение политических сил по отношению к главному, поистине судьбоносному вопросу — как быть с конфликтом в Донбассе.

По этому вопросу в украинском политическом классе ясно определились три неформальные партии: партия войны, партия «отрезания» и партия мира по версии Минск-2. Каждая из этих партий стремится, заручившись поддержкой внутри страны и по возможности извне, в итоге продавить свой сценарий долгосрочного урегулирования.

В партию войны сплотились в основном радикальные националисты и комбаты из окопов АТО, которым «бездарные штабисты и политики-предатели не дали победить». Сторонники этой партии не желают никаких переговоров и соглашений с мятежным анклавом ДНР/ЛНР, требуют современного натовского оружия, лелеют мечту сначала полностью зачистить Донбасс, а потом железной рукой установить «правильную» власть в Киеве. Впрочем, при удобном случае можно и наоборот.

Опорными пунктами милитаристов выступают правоэкстремистская группировка «Правый сектор», всеукраинское объединение «Свобода», Радикальная партия Олега Ляшко, более мелкие союзы радикальных националистов. Лёгкий тактический уклон в их сторону только что обозначила и партия БЮТ.

Осень Порошенко

Моделью и символом веры для милитаристов выступает операция«олуя» («шторм»), в ходе которой в августе 1995 года 200-тысячная хорватская армия в течение 5 дней уничтожила самопровозглашённую республику Сербская Краина — населённый сербами анклав, претендовавший на автономию. Этот кровавый опыт, туманящий сейчас многие головы в Киеве, милитаристы, как и многочисленные диванные стратеги на Украине, надеются повторить.

Из рядов милитаристов время от времени звучат риторические призывы ввести на Украине военное положение, объявить войну России и биться до победного конца. К счастью эти призывы, чреватые немедленным повторением грузинского сценария 2008 года, остаются просто медийной позой.

С причудливой и порой парадоксальной мотивацией к милитаристам примыкают разноликие «дети Майдана» и зарубежные «друзья Украины» — вроде бы благонамеренные сторонники «майданной революции», — которые объявляют соглашение Минск-2 мертворождённым или заведомо тупиковым, либо попросту вредным, поскольку оно-де несёт системную угрозу Украине, в частности, создаёт канал пагубного влияния на Киев со стороны Кремля. Ниспровергая Минск-2, «твёрдые майдановцы» и «друзья Украины», независимо от источников их глубокомыслия, фактически толкают страну в бесконечный кровавый тупик.

Партия «отрезания»согласна с милитаристами в вопросе конечной цели (силовой возврат и зачистка мятежных территорий на Донбассе), но её план существенно отличается по срокам и тактике. «Резатели» утверждают, что до потенциала, необходимого для военной победы, Украина дорастёт только лет через 15-20, поскольку сначала нужно создать новую экономику, включая военную промышленность, новую армию, а для этого понадобится иное, жёстко отстроенное государство, а также новая, мобилизованная нация. Чтобы решить все эти задачи, нужно временно отрезать мятежный анклав ДНР/ЛНР, несущий в себе смертельный для формирующейся нации вирус, а остальную страну превратить в непобедимую крепость, которая в конце концов с помощью союзников вернёт «оккупированные территории».

Партия «отрезания» постепенно набирает сторонников в среде украинской интеллигенции: многие интеллектуалы, философы национального строительства и амбициозные профессионалы надеются, что решительная смена тренда — окончание изнурительной вялотекущей войны и переключение страны в режим мобилизационного рывка — сделает их главной общественной силой, создаст выгодные возможности и социальные лифты. Временно пожертвовать малой и враждебной территорией, к тому же способной поглощать значительные ресурсы, ради ускоренного развития представляется «резателям» этакой жертвой шахматной пешки ради победной многоходовой комбинации.

Осень Порошенко

Идеи «резателей» на Украине шумно отстаивают некоторые общественные клубы, движения и популярные интернет-ресурсы. В последнее время призывы «локализовать зло» и провести границу цивилизации по реке Северный Донец звучат от парламентской партии «Самопомич».

Президент Украины Пётр Порошенко до сих пор формально демонстрировал верность мирному плану Минск-2, при этом всячески оттягивая время решающих шагов. После кровавого понедельника 31 августа в Киеве для Порошенко, однако, наступил пресловутый «момент истины»: президент был вынужден провести чёткие границы, чего ранее избегал.

Он осудил и начал преследовать милитаристов, готовых спровоцировать большую войну и гражданские столкновения по всей стране, включая столицу, а также прямо отрёкся от «резателей», исключив какие-либо намеренные территориальные жертвы. Партия Порошенко, соединившись с родственной партией «Удар» киевского мэра Кличко, отныне будет вынуждена окончательно стать партией мира по версии Минск-2.

Пусть не слишком искушённого наблюдателя не обманут многочисленные противоречивые заявления Петра Алексеевича с воинственным уклоном. Верный политической традиции гетманщины, он стремится понравиться разным аудиториям, старается оставить тут и там мостки, лазейки и схроны для непрерывных маневров. Этим, в частности, объясняются избыточно пафосные попытки президента создать «общеевропейский фронт», лично возглавить «всемирный поход» против российской угрозы, отнять у России право вето в Совбезе ООН и тому подобная экзотика.

Для поддержания должного имиджа Пётр Порошенко умеет предъявлять медийные ультиматумы, позировать в камуфляже, подавать противоположным силам сигнал «я свой» и надежду на сближение в будущем. Не следует всякий пиаровский сюрприз, исходящий от добровольного спасителя Европы, воспринимать как жёсткую позицию или новый курс. Надо терпеть воинственную риторику ради главного.

А главное в том, что с нынешнего сентября все маневры Порошенко, которых впереди ещё немало, будут происходить в постепенно сужающемся коридоре, обозначенном в пакетном соглашении Минск-2. Этот животворящий документ напрасно и по счастью безуспешно пытаются похоронить его многочисленные противники.

Минск-2 — единственная опора, на которой пока держится на Украине хрупкий «мир со стрельбой», и главный инструмент, позволяющий пока в неясной перспективе достичь прочного мира без стрельбы. Кроме «нормандской четвёрки», под Минском-2 символически подписались ЕС, Совбез ООН и Вашингтон. Никто из этих столпов не собирается отыгрывать назад. Разночтения касаются только трактовки терминов и порядка исполнения обязательств.

Поскольку вокруг соглашения Минск-2 развернулась настоящая битва односторонних интерпретаций, непритворным сторонникам мира необходимо настойчивее разъяснять и отстаивать суть этого документа.

Правовая архитектура соглашения Минск-2 строится на том допущении, что повстанческий анклав ДНР/ЛНР не добивается отделения от Украины. Он претендует на статус автономии в составе Украины с уже согласованным объёмом полномочий и международными гарантиями. С началом минского мирного процесса конфликт в Донбассе из сепаратистского превратился в автономистский.

Осень Порошенко

Смысловое ядро Минска-2 — компромиссное урегулирование этого автономистского конфликта с помощью взаимосвязанного комплекса мер.

Обязательства Киева — это новая Конституция, в которой должен быть предусмотрен особый статус (читай — автономия) отдельных районов Донбасса; постояннодействующий закон, раскрывающий этот статус; амнистия для участников "событий". Принятием этих мер суть конфликта исчерпывается, наступает черёд анклава ДНР/ЛНР свернуть противостояние и интегрироваться в обновлённое правовое поле Украины.

За автономистами (они же — бывшие повстанцы) — демилитаризация мятежных районов, восстановление контроля Киева над всей границей Донбасса с РФ; содействие выборам в органы самоуправления на автономной территории под международным контролем.

Стремясь мобилизовать нужное большинство для внесения изменений в Конституцию, президент Порошенко многократно отрёкся от термина «особый статус» (хотя это опорное понятие в Минске-2), а слабое упоминание «особенностей местного самоуправления в отдельных районах» стыдливо укрыл в переходных положениях. Помогло, но не слишком.

Тестовое голосование по Конституции в Верховной Раде показало, что пока у Порошенко нет достаточного политического ресурса, чтобы законодательно закрепить и укоренить «минский» компромисс. Документ принят в первом чтении, но в этом составе Рады, скорее всего, окончательно утверждён не будет: не хватит голосов.

Осень Порошенко

У президента Порошенко нет другого выхода, кроме как усиливаться, оттесняя на обочину всех, кто противостоит нужному стране компромиссу. В первую очередь — устранить угрозу милитаристского переворота, серьёзность которой показал «кровавый понедельник».

Осень встретила Порошенко взрывом и кровопролитием возле Верховной Рады. Это внушительный толчок к ускорению минского мирного процесса. Можно предположить, что в следующем году на Украине состоятся досрочные парламентские выборы, в ходе которых сторонники мира через цивилизованный компромисс получат конституционное большинство в парламенте.

И это может стать началом другой политической жизни.

Оригинал публикации