Правда, в отношении последней санкции вступят в силу только после имплементации экономической части соглашения об Ассоциации между Украиной и ЕС. Нынешние действия стали фактическим ответом на присоединение этих 5 государств к введенным Западом санкциям против России. Одновременно с этим Россельхознадзор прекратил прием ветеринарных сертификатов на продукцию из этих государтв.

На первый взгляд решение Москвы выглядит несколько странно — хотя бы потому, что ни Черногория, ни Албания, ни тем более Лихтенштейн не поставляют в Россию значимого объема продовольственных товаров. Из Исландии идет рыба, однако у российских компаний уже есть идеи, где найти альтернативу (например, получать рыбу с Фарер).

Кто следующий за санкциями?

Тем не менее, тут важно не содержание, а вид — бессмысленные на первый взгляд санкции являются необходимым шагом в рамках «принципа взаимности». Каждая страна, склоняющаяся поддержать Запад в рамках санкционного пути, должна понимать, что получит российский ответ. Та же Финляндия, например, будет выступать резко против ужесточения санкций, если поймет, что российские угрозы прекратить экспорт леса в эту страну вполне реальны.

Однако Москва подходит к применению «принципа взаимности» крайне выборочно. Например, в этот список не вошла Грузия, присоединившаяся к западным санкциям. «На данный момент, у России и Грузии нет активных отношений и высокого товарооборота», — пояснили в Кабмине и добавили, что «в отличие от других стран, меры, принятые руководством Грузии в отношении России, незначительны».

Однако, как минимум, по первому пункту можно возразить — между той же Албанией и Россией тоже нет высокого товарооборота, но Тирана в список попала, а Тбилиси — нет. Поэтому реальной причиной выпадения Грузии из «черного списка» является, по всей видимости, нежелание Москвы срывать процесс нормализации российско-грузинских отношений (и без того уже осложненный эхом украинских событий и инцидентами на грузино-югоосетинской границе).

Этот процесс имеет значение не только с точки зрения двусторонних контактов — его в какой-то степени можно рассматривать как репетицию будущей стабилизации отношений с Украиной. В какой-то момент в Киеве, как в свое время и в Тбилиси, революционная лихорадка сойдет на нет и к власти придут прагматики, которым придется приложить колоссальные усилия для восстановления экономики страны, разрушенной революционерами и псевдопатриотами. И восстановить ее можно будет лишь через нормализацию отношений с Москвой.

Пока же о нормализации, конечно, речи не идет — наоборот, Киев делает все возможное для того, чтобы продемонстрировать враждебность Москве. «Со вчерашнего дня начали действовать расширенные санкции против РФ, введенные США, поэтому сегодня Кабмин принимает решение о втором расширенном пакете санкций и отправляет их на рассмотрение СНБО», — заявил украинский премьер Арсений Яценюк.

Кто следующий за санкциями?

Однако время тут играет не на пользу Украине — денег у страны нет, угля на зиму тоже нет, а когда в начале 2016 вступит в силу экономическая часть соглашения об ассоциации с ЕС, то российского рынка тоже не будет. К сожалению, Россия, Запад и Украина играют в санкционные игры, прекрасно понимая, что это путь в никуда. Санкционный путь уже продемонстрировал собственную неэффективность.

Напомним, что основной целью введенных против России санкций был не удар по российской экономике, а провоцирование недовольства российских граждан текущей политикой Кремля на Украине. И эта цель достигнута так и не была — несмотря на санкции, экономические сложности и проблемы с курсом рубля, российское общество не просто поддерживает Владимира Путина, но и требует от него ужесточения позиции в отношении киевских властей.

Однако, несмотря на признание неэффективности санкционного противостояния, оно, судя по всему, закончится нескоро. Для этого необходима политическая воля со стороны ЕС (инициатора санкционного подхода) и компромисс по Украине, элементом которого должна стать стабилизация обстановки в Донбассе. Ничего из этого списка пока нет — скорее наоборот, ситуация на Украине балансирует на грани нового обострения гражданской войны.

Однако санкции — это не только период испытаний, но и пространство возможностей. В России уже говорят о том, что сельхозпроизводители должны использовать нынешнюю «тепличную» ситуацию не для получения сверхприбыли, а для роста производительности и повышения качества продукта.

«Мы с вами понимаем, ограничения важные, они продлены на год, но они не будут бесконечными. И вот этой паузой нужно воспользоваться всем — и государству, и самим аграриям. У нас нет цели любой ценой заместить импортные товары, тем более, на посредственные товары отечественного производства. Это, в первую очередь, невыгодно экономически, да и просто невозможно», — говорит Дмитрий Медведев. Если российские фермеры упустят этот шанс, то другого, возможно, и не представится.

Геворг Мирзаян

Оригинал публикации