Россия, как и обещала, использовала свое право вето для недопущения принятия этой резолюции. Почему Москва против создания подобного суда, и зачем вообще нужно было голосование в Совете Безопасности?

Днем накануне голосования Путину позвонил голландский премьер Марк Рютте — видимо, в надежде убедить Россию поддержать резолюцию о создании трибунала. Президент России высказал сожаление, что представленный нами компромиссный проект резолюции о расследовании гибели «Боинга» «не был поддержан государствами, выступающими за создание международного трибунала», и подтвердил «неизменность позиции о нецелесообразности учреждения такого судебного органа».

Как говорится в сообщении кремлевской пресс-службы, «акцентировано, что остается немало вопросов к расследованию, в том числе к собранной доказательной базе и в связи с недопущением России к существенному участию в его проведении», и «подчёркнута готовность российской стороны к тесному сотрудничеству в целях выяснения причин и обстоятельств этой трагедии».

Спустя год после уничтожения «Боинга» над Украиной следствие так и не пришло к однозначным выводам о том, кто же сбил самолет — нет полной ясности даже с тем, был ли он уничтожен с земли или же с воздуха, хотя большинство экспертов склоняется к наземной версии. Россия обвиняет украинских военных, а Запад — Россию и поддерживаемых нами ополченцев Донбасса. Расследование ведет голландская прокуратура, которая обещает опубликовать свой доклад осенью.

Но в начале июля голландский премьер Марк Рютте призывал к учреждению международного трибунала, на котором бы рассматривались дела в отношении ответственных за крушение малайзийского самолета на Украине: «Трибунал ООН является лучшим вариантом наказания виновных в катастрофе МН17, так как это лучший шанс предать их суду». Вскоре Малайзия внесла в Совбез резолюцию о создании такого трибунала, и хотя Россия сразу же заявила, что не поддерживает эту инициативу, и выдвинула свой проект резолюции, предложение все же дошло до голосования в Совбезе.

В подобных случаях, когда заранее известно, что одна из стран — постоянных членов Совбеза заблокирует резолюцию, она, как правило, не выносится на голосование, но в этот раз все сделано для того, чтобы заставить Россию применить право вето.

Из трибунала по MH17 попытались сделать ловушку для России

То есть цель всей этой истории с трибуналом — не выяснить истину о гибели «Боинга», а в очередной раз представить Россию виновной в этой трагедии, благо с первых же дней после катастрофы Запад возложил ответственность за гибель людей на Москву. «Раз против трибунала — значит, им есть что скрывать» — железобетонная вроде бы логика. И действительно, Россия не сможет убедить Запад в том, что она не виновата, потому что нас уже назначили виновными. Но для самих себя нам нужно понимать, чем руководствуется наша власть, выступая против трибунала.

Есть две главных причины, и обе они уже неоднократно были озвучены.

Во-первых, само требование создания международного трибунала под эгидой ООН по поводу гибели «Боинга» более чем странное. Никогда раньше уничтожение самолета не предлагалось рассматривать на таком уровне, а за время существования ООН были неоднократные случаи гибели гражданских самолетов в результате попадания ракеты или теракта. Были споры о том, кто именно виновен в гибели людей, но трибунал ООН не создавался.

То есть прецедентов нет, а сейчас такой трибунал предлагали учредить, причем со ссылкой на 7-ю главу Устава ООН, где говорится об «угрозе международному миру и безопасности». Подобные трибуналы создавались по преступлениям в ходе войны в Югославии и геноциду в Руанде, но масштаб этих событий явно несопоставим с трагедией «Боинга», о чем неоднократно напоминал и наш постоянный представитель в ООН Виталий Чуркин.

Да и сама деятельность международных трибуналов, особенно югославского, может агитировать только против повторения подобных опытов — разбирательство по гражданской войне в Югославии фактически превратилось в суд над сербами, максимально далекий от юридической беспристрастности и окончательно скомпрометировавший сам себя. Собственно говоря, одного югославского опыта уже было бы достаточно для того, чтобы Россия настороженно относилась к предложению устроить международный трибунал по «Боингу».

Но есть и вторая, более важная причина отказа России поддержать малазийскую резолюцию. В информационной войне Запада с Россией тема «Боинга» занимает важнейшее место — «кровавый тиран Путин развязал войну в Европе и сбивает гражданские самолеты». Родственникам погибших голландцев, австралийцев и малазийцев, конечно, нужна правда, но вот зачем она США? Ну, выяснится, что сбили «Боинг» украинские военные — это же сильнейший удар по всей схеме «европейская Украина против тоталитарной России». Раз Россию назначили виновной, то она и должна ей быть.

И помочь в этом должен как раз международный трибунал — не в том смысле, что он найдет доказательства причастности нашей страны к уничтожению «Боинга», а в том, что самим фактом своего существования и своей деятельностью будет свидетельствовать о том, что «весь мир против России». Работа трибунала была бы использована как повод для мощной информационной и политической кампании, тем более что в ходе его работы стали бы требовать вызова в суд сначала российских военных, потом чиновников, а позже и Владимира Путина. Кроме того, работа трибунала стала бы удобным поводом и для попыток введения против России санкций уже на международном уровне — попыток безуспешных, но пропагандистски весьма выгодных.

Из трибунала по MH17 попытались сделать ловушку для России

Так что решение заблокировать создание трибунала совершенно оправдано. Судить на нем все равно бы стали именно нашу страну, и бесполезно было бы пытаться доказать что-либо «беспристрастным судьям». Сама система международного, наднационального судопроизводства выстроена Западом — а точнее даже англосаксами — в собственных интересах, по собственным правилам.

Бесполезно садиться играть в карты с тем, кто придумал правила игры, раздает карты, да еще и держит банк — так и здесь, не нужно даже пытаться пробовать. Опыт МТБЮ (трибунала по бывшей Югославии) и вердикт Международного арбитражного суда в Гааге по делу ЮКОСА — лучшее тому подтверждение.

Конечно, то, что Россия заблокировала создание трибунала, тоже будет использовано против нас (по схеме «они скрывают»), но тут мы имеем дело с ситуацией, когда из двух зол нужно выбирать меньшее. Играть в поддавки в геополитических войнах — это точно не наш выбор.

Петр Акопов

Оригинал публикации