Итак, конституционная реформа на Украине стартовала. После состязания в пении гимнов между Порошенко и Ляшко, Рада включила в повестку дня и отправила в КС законопроект об изменениях конституции Украины, где пункт 18 переходных положений звучит: «Особенности осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей определяются отдельным законом».

Именно ради того, чтоб в документе была эта фраза, и приезжала в Киев помощник госсекретаря США Виктория Нуланд. Именно потому, что она появилась, уже рукоплескали проекту конституции в Берлине и Париже. Именно за эту фразу критикуют Порошенко правые радикалы в парламенте и за его пределами, говоря о начале «сдачи Донбасса». А власть возражает, утверждая, что ни о каком особом статусе речь не идет.

Но что будут означать эти конституционные поправки, если они вступят в силу? Всего лишь то, что нынешний закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» не будет автоматически отменен как противоречащий Конституции. Но напомнит, что реально этот закон все равно не действует, ибо ввод в силу его основных норм обставлен неприемлемыми для ДНР и ЛНР условиями. Срок действия этого акта ограничен сентябрем 2017-го, то есть все равно предполагается отменить и отсылка к этому закону именно в переходных положениях еще раз подчеркивает его временный характер.

Спектакль о честном маклере

Но даже если продлить срок действия данного закона (на такую перспективу никто не намекает, хотя конституционным поправкам она не противоречит), то это все равно не будет выполнением минского соглашения. Ведь в пункте 11 этого документа говорится, что такой закон должен стать постоянно действующим, а также указывается необходимость отразить особенности этих районов в самом тексте Конституции. Не говоря уже о требованиях согласовать все эти изменения с представителями Донбасса.

То есть объективно, с такой конституционной реформой Украина не выполняет минское соглашение. Но Запад говорит, что его она как раз выполняет, а радикальные украинские политики жалуются на западное давление, хотя на словах не отказываются от «Минска-2».

Однако было ли реальное давление на Киев или то, что мы наблюдаем — это всего лишь спектакль с заранее согласованными ролями? На мой взгляд — исключительно последнее. Ведь Запад не заинтересован ни в какой автономизации Донбасса, иначе Украине, не стесняясь, навязывали бы модели урегулирования, которые оказались эффективными для прекращения кровопролития в Боснии и Македонии. Но такое урегулирование закрепило бы многовекторность Украины, а Западу нужна гомогенно проевропейская Украина даже ценой приднестровизации Донбасса.

Поэтому для него подлинная цель переговоров — выиграть время для укрепления украинской армии, чтобы наступление ополченцев стало практически невозможным из-за высоких потерь. Однако добиваться такой цели удобней, если на словах не поддерживать во всем Киев, а играть в «честного маклера». Напомню, так назвал сам себя князь Бисмарк на Берлинском конгрессе в 1878, когда посредничал между Россией и Турцией.

Ясно, что для европейца честность и в позапрошлом веке означала преданность «демократии и правам человека», а потому честный маклер должен был в той ситуации, конечно, помогать не самодержавной империи, а государству, где уже была конституция, каковым являлась Турция. И благодаря Бисмарку и другим европейским деятелям итоги войны за освобождение южных славян были во многом переписаны не в пользу России.

Спектакль о честном маклере

Теперь о том, как ведут себя «честные маклеры» нашего времени. Для оправдания такого определения им надо демонстрировать равноудаленность от обеих сторон конфликта. Потому-то в феврале Меркель и Олланд проявляют инициативу внести в пункт 11 «Минска-2», примечание, где описывают основные черты особого статуса Донбасса, который надо закрепить в конституции и особом законе. Потому-то весной и глава Венецианской комиссии Джанни Букиккио, и глава Совета Европы Торбьерн Ягланд высказываются за особый статус Донбасса по образцу автономных сообществ в Испании или Южного Тироля в Италии (то есть за очень высокую автономию). И такие действия естественно настраивают ДНР и ЛНР на то, что благодаря европейцам справедливое мирное урегулирование окажется возможным.

Но вот приходит время оценить поправки к конституции Украины, внесенные Порошенко. И оказывается, что Букиккио и Ягланд вполне довольны текстом, где нет ничего от их предложений. А чего еще можно ожидать от европейских чиновников среднего пошиба? Они «честно» (в понятии «честного маклерства») играют свою роль. Как распорядятся в Брюсселе и Вашингтоне, так и скажут: сегодня белое для них будет белым, завтра — черным.

А вот с Меркель и Олландом вообще возникает сюрреалистическая ситуация. Ведь согласно их пресс-релизам 10 июля в разговоре с Порошенко они приветствовали его конституционную реформу, «имея в виду особый статус отдельных районов Донецкой и Луганской областей в проекте Конституции». То есть, они хвалили проект Конституции за то, чего в нем не было! Ведь соответствующий пункт был лишь в переходных положениях законопроекта об изменениях конституции, но не в теле изменений.

Но, по слухам, за публичными похвалами скрывалось тайное давление. И Порошенко 15 июля внес другую редакцию проекта Конституции, после которой многие украинские политики и закричали о западном вмешательстве. Однако, не является ли такой крик частью того же политического спектакля? Ведь объективно именно благодаря таким возгласам Западу легче выглядеть честным маклером. Ибо, коль украинские радикалы его ругают, то, может, он действительно удален от обеих сторон конфликта.

Да, украинским политикам может не нравиться, что в рамках режиссерского замысла они выглядят объектами давления. Но они не могут оспаривать сам этот замысел: продать за уступку Киева и выполнения «Минска-2» то, что выполнением не является. Не могут они и особо подчеркивать, что такой замысел существует.

Спектакль о честном маклере

Трезво сказал в ходе дебатов депутат Сергей Соболев («Батькивщина»), который заседает в Раде уже более четверти века: голосовать за такой текст Конституции необходимо, чтобы получить поддержку Запада, в том числе, и военную. Однако делать на этом акцент в спектакле о честном маклере невыгодно. Здесь как раз лучше, чтобы звучали параноидальные утверждения о «сдаче Украины».

Но если отдельные украинские депутаты порой и выглядят параноиками, то не значит, что на самом деле они параноиками являются. Такой имидж — это просто элемент политического театра, рассчитанный на невзыскательных, но многочисленных избирателей.