Политика всегда имеет идеологическую основу, потому что человеку и обществу необходим Идеал, который дает смысл его существованию. Любая идеология всегда имеет религиозную основу. Именно поэтому каждый из нас религиозен и поэтому религия (от лат. relegere «относиться с особенным уважением», religare «связывать», «связь») во все времена играет важнейшую роль в истории человечества.

Религии могут быть идеалистическими или материалистическими, но они всегда направлены на поклонение Идеалу-Абсолюту. Первые опираются на авторитет идеального Абсолюта (иудейского Яхве, мусульманского Аллаха, христианской Святой Троицы и др.). Вторые предлагают в качестве идеалов материальные кумиры (политических, религиозных деятелей, звезд шоу-бизнеса) и идолы (явления и предметы материального мира).

Чтобы завоевать сознание масс, идеология должна создать такой Идеал, который вдохновляет и ради которого люди готовы жертвовать своей жизнью. История знает много примеров того, как религия способствовала консолидации народа, особенно в период его восхождения. Достаточно вспомнить концепции богоизбранности израильского народа, особой миссии американского народа-строителя Божественного «града на холме», идеи «Москвы как третьего Рима» и строительства самого справедливого коммунистического строя.

Если обратиться к истории славянских народов, то особую роль в ней играло всегда православие. Оно давало духовную опору, чтобы противостоять мусульманскому Востоку и католическому Западу. Москва рассматривалась как «наследница Рима и Константинополя», миссию которой простой русич видел в защите родной веры.

О том, как раскалывали Украину

Высшим предназначением идеологии и религии является совершенствование человека и общества на основе уважения и соблюдения общечеловеческих духовных ценностей. Именно к этому призывают святые всех религий мира, подчеркивая общие корни человечества. Например, православный мистик св. Григорий Палама во времена конфронтации православного и католического миров сказал: «Над всеми, и для всех, и у всех нас один бог, который божественной любовью вовлекает нас в себя и делает нас своими членами и членами друг друга». В 14 веке он был одним из тех, кто предложил создать единое государство, которое бы объединило всех православных от Византии до Руси и Литвы.

Но, к сожалению, идеология также может быть превращена в орудие межнациональной вражды и ненависти. Современные события на Украине являются хорошим примером того как религиозные и идеологические разногласия привели к самой настоящей войне.

Идеология независимой Украины

В свое время Олесь Бузина сказал так: «Донбасс в состав Украины передал Ленин. А Галичину присоединил Сталин. А Хрущев в 1954 году передал Украине Крым. Такой страной управлять — нужен особый политический ум».

Украина как государство была создана из территорий, каждая из которых имела свою историю и идеологию. И каждая часть Украины, естественно, претендовала на то, чтобы ее язык и культуру уважали.

К моменту провозглашения независимости большинство населения Украины уже не было по своему духу православным. Прежде всего, это связано с атеистическим наследием СССР, которое всеми силами вытравливало православие из сознания своих граждан. По данным 2013 года 60 % населения Украины не считает себя верующими.

Необходимо было заполнить тот духовный вакуум, который образовался после отказа от идеологии построения справедливого коммунистического общества на интернациональных началах. Основной политической задачей новой Украины должно было стать создание такой идеологии, которая бы объединила украинцев с разной историей и культурой.

Украине была предложена идеология независимости. Но смогла ли она консолидировать государство?

Помню, как возмутились мои коллеги, которые считали себя «истинными» украинцами, когда я сказала, что Идеал Независимости не может создать великое государство. Сама идея независимости пахнет какой-то ущербностью, порождает желание соблюдать дистанцию, строить какие-то оборонительные сооружения. Каждый человек на психологическом уровне порождает множество связей — со своими родителями, своей семьей, большой и малой Родиной. Эти связи делают его «зависимым», и, как мне кажется, такая зависимость делает человека счастливым.

Выдающийся американский философ и психолог Эрих Фромм подчеркивал, что «потребность в связях» является одной из пяти основных психологических потребностей человека, без которых он не может быть психически здоровым.

Так от кого же хотела быть независимой Украина?

По всей видимости, от России, русского языка и русской культуры. С самого начала украинские политики начали изображать прошлое Украины в самых темных красках, как «мрачное» наследие Советов и Царской империи — «тюрьмы народов».

О том, как раскалывали Украину

Я помню, как в 1993 году мне (тогда я работала преподавателем вуза на Украине) было предложено преподавать курс «Истории украинской и зарубежной культуры», из программы которого (рекомендованной Министерством образования Украины) через два года полностью исчез раздел, посвященный культуре России. Исчез вместе с именами Пушкина, Толстого, Достоевского и др. В украинских школьных учебниках начался тотальный перевод стихотворений русских поэтов на украинский язык. А в 2000-е годы осталась только дисциплина «История украинской культуры».

Но как могли себя чувствовать в таком государстве те граждане, для которых русский язык и культура родные? К таким себя относит большинство жителей Крыма, южных и восточных регионов. Интересно, что по данным опроса, проведенного в 2008 году американской компанией Gallup, для общения с интервьюером 83 % украинских граждан выбрали русский язык.

Так что же означает Идеал Независимости? Формирование местечкового менталитета? Формирование веры в исключительность культуры и языка одной половины страны за счет подавления прав ее второй половины? А где же та религиозная основа, которая должна была вдохновлять граждан Украины на созидание нового государства? Вместо нее предложили вполне материалистический идеал евроинтеграционного благополучия. Вместо высоких духовных целей вполне реальное приобщение к современному обществу потребления, основанному на культе обогащения.

Для сравнения напомним, что изначально американская идея независимости была основана на вере в особую миссию американского народа-строителя Божественного «града на холме». США считаются единственной из развитых стран, где большинство населения утверждает, что религия играет в их жизни важную роль (количество неверующих не превышает 20 %). Не следует забывать, что США возникли благодаря протестантам, пережившим ужасы католической Контрреформации. Американцы стремились к независимости от «Старого света» — Европы, к которой они испытывали зачастую неприязнь и сознательно противопоставляли католицизму протестантизм.

Однако после распада СССР, который был скорее результатом внешней провокации, чем внутренней необходимости, Украина и Россия не были врагами. Два народа были связаны слишком тесными узами общей культуры и истории. Не было также религиозного противостояния Украины и России.

Религии независимой Украины

Еще до провозглашения акта о независимости Украины началось активное движение за легализацию Украинской Греко-Католической Церкви (УГКЦ). За границей (в США, Канаде и Австралии) ее называют еще Украинской Католической Церковью.

Возникновение УГКЦ в 1596 году связано со стремлением Речи Посполитой «перевоспитать» украинцев в духе католической веры. Внимание Ватикана к Украине было в XVI веке неслучайным. В результате западноевропейской Реформации сформировалось третье направление христианства — протестантство, а, следовательно, из-под сферы влияния католической церкви вышла значительная часть Западной Европы. Именно поэтому Ватикан обратил пристальное внимание на Восточную Европу, в том числе и на Украину, и стал рассматривать ее в контексте своей геополитики как территорию для потенциального завоевания.

УГКЦ явилась результатом Брестской унии 1596 г. и была попыткой примирить православие и католицизм, объединив католические догматы с православным культом. Православная церковь на территории Речи Посполитой была официально запрещена. Однако основная часть украинского народа униатскую церковь не признала, считая ее предательской, и начала борьбу за восстановление прав православной церкви, что в итоге привело к национально-освободительной войне под руководством Б. Хмельницкого и воссоединению Украины с Россией. Одной из мощных сил этой войны было украинское казачество, которое выступило на защиту веры своих предков. Например, гетман П. Конашевич-Сагайдачный добился в 1621 г. легализации православия на Украине.

О том, как раскалывали Украину

В дальнейшем греко-католическая церковь действовала главным образом на западноукраинских землях, даже когда они вошли в состав Советского Союза. В 1946 г. Львовский собор Греко-Католической Церкви провозгласил ее распущенной.

Важным событием на пути легализации УГКЦ стало открытое обращение двух епископов и 23 священников, монахов и верующих УГКЦ 4 сентября 1987 г. к Папе Римскому Иоанну Павлу II с просьбой оказать содействие в правовой легализации УГКЦ в СССР и выступить посредником между греко-католиками и Советской властью. Представителей УГКЦ поддержали украинские диссиденты и правозащитники. Украинским греко-католикам оказали помощь и украинские заграничные религиозные центры. Между греко-католиками Украины и греко-католическими иерархами Польши, религиозными центрами Запада и Ватикана вновь установились прочные контакты.

Проблема греко-католиков уже тогда приобрела в значительной мере политический оттенок: за возобновление деятельности УГКЦ выступали возникшие в период перестройки политические объединения национал-радикального направления — Украинская Хельсинкская группа, Украинский христианско-демократический фронт и др. В поддержку УГКЦ публично выступил народный депутат СССР академик А. Сахаров.

Начиная с весны 1989 г. группы греко-католиков из Западной Украины проводили в Москве постоянное пикетирование органов власти с целью обратить внимание союзного руководства на проблемы своей конфессии. Официальная легализация УГКЦ произошла 23 января 1990 г.

26 апреля 1991 г. Верховная Рада УССР приняла Закон «О свободе совести и религиозных организаций», согласно которому была урегулирована проблема регистрации и деятельности религиозных общин Украины. Напомним, что акт провозглашения независимости Украины был подписан позднее — 24 августа 1991 года. С Законом явно спешили.

Но к чему же привел этот Закон?

Уже в ноябре 1991 г. на соборе Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП) в Киеве митрополит Филарет высказался в пользу независимости украинской церкви от РПЦ. Все епископы во главе с митрополитом Филаретом поехали в Москву просить отпускную грамоту.

Синод РПЦ рассмотрел просьбу украинских епископов об автокефалии и не удовлетворил ее. Более того, Синод лишил митрополита Филарета епископского достоинства. 27 мая 1992 г. архиерейский собор УПЦ в Харькове объявил своим предстоятелем вместо митрополита Филарета митрополита Ростовского и Новочеркасского РПЦ Владимира (Сабодана). За митрополитом Владимиром пошел весь епископат, а при митрополите Филарете остался Владимирский собор в Киеве и один епископ, тоже за это лишенный сана РПЦ.

Тем не менее, митрополит Филарет не признал этих решений и решился на крайний шаг. При поддержке тогдашнего президента Украины Л. М. Кравчука и некоторых народных депутатов он объявил о своем объединении с УАПЦ и образовании новой религиозной организации — УПЦ-КП на Всеукраинском Православном соборе в июне 1992. Предполагалось, что новую церковь возглавит патриарх Мстислав, который даже отсутствовал на соборе, а заместителем патриарха стал митрополит Филарет (должность заместителя патриарха устанавливалась впервые за тысячелетнюю историю православия).

После собора и формального объединения митрополит Филарет получил возможность завладеть деньгами УПЦ МП, а по всей Украине начались акции насильственного присоединения приходов УПЦ МП и УАПЦ к новообразовавшейся УПЦ-КП.

О том, как раскалывали Украину

Фактически же произошло не объединение церквей, а очередной раскол в украинском православии, из двух церквей образовалось три, вместо одного патриархата — два.

Идеологические причины войны на Украине

Закон «О свободе совести и религиозных организаций» привел к тому, что на 1 января 2002 г. в стране было зарегистрировано свыше 26 тыс. религиозных общин. 99,6% официально зарегистрированных общин принадлежало к 26 основным вероисповеданиям. 54 % верующих считали себя православными, 4% — католиками, 13 % — греко-католиками, 29 % — протестантами.

Казалось бы, эти факты являются свидетельством демократизации украинского общества. Но, с другой стороны, есть над чем задуматься.

Прежде всего, произошел раскол в самой православной церкви. Возникли:

  1. Украинская Автокефальная Православная Церковь (УАПЦ), находящаяся под духовной опекой главы всех украинских православных церквей в Америке и в диаспоре.
  2. Украинская Православная Церковь-Киевский Патриархат (УПЦ-КП).
  3. Украинская Православная Церковь Московского Патриархата (УПЦ МП).
  4. Украинская Греко-Католическая Церковь (УГКЦ).

При общем снижении числа православных на Украине, они оказались расколоты внутри, потому что принадлежали к разным церквям с разными амбициями и планами. Известны случаи открытой вражды и противостояния представителей разных церквей, особенно УПЦ-КП и УПЦ-МП, вплоть до применения физической силы.

Особенно раскол углубился в условиях современного противостояния Украины и России. УПЦ-КП становится все более популярной, так как выступает носителем национальных приоритетов. Именно этот факт фиксируют социологи.

Однако священник УПЦ-КП Денис Таргонский сетует, что статистика не учитывает «мертвые души», т. е. людей нецерковных, которые ратуют за идею «независимой державе — независимую церковь», а «сами вместо церкви по воскресеньям совершают паломничество на рынок». Таким образом, нарушаются сами основы православия: «кто не причащается святых таинств, тот вне Церкви и не может расписываться за всех православных христиан». На вопрос священника «Что вас наиболее волнует на службе Божьей», прихожане преимущественно отвечают: слова «Боже Великий Единый нам Украину храни». «Людей, которые заходят в храм, часто даже не достояв литургию до конца, там действительно больше, но тех, кто подходят к причастию, там катастрофически мало».

Священник также предлагает задать простой вопрос: поднимет ли человек, который всем сердцем верит в Бога, руку на храм, к какой бы конфессии он не принадлежал?

Как видим, православие из мощного консолидирующего фактора превратилось в фактор дестабилизации на Украине.

При этом сократилось общее количество православных на Украине. Почему это произошло?

Бесспорно, влияет атеистическое воспитание. Но, помимо этого, Украина испытала мощное вторжение протестантской идеологии уже в первые годы своей независимости. Самыми влиятельными организациями стали баптисты, евангелисты-пятидесятники, адвентисты. Появились также общины совсем новых для Украины протестантских конфессий: новоапостольской Церкви, пресвитерианской церкви, методистской Церкви. Альтернативу христианской традиции составляют также и нетрадиционные религиозные организации: свидетели Иеговы, мормоны, Международное Общество Сознания Кришны.

О том, как раскалывали Украину

Я помню, как в моем родном городе Херсоне, словно грибы после дождя, вырастали протестантские храмы. А по соседству очень-очень медленно отстраивались храмы православные. Поскольку всемирным центром протестантства являются США, то на Украину стали постоянно наведываться американские священники, так сказать, «по обмену опытом». Они не только проповедовали, но также привозили гуманитарную помощь, организовывали школы. Не стоит также забывать об активной деятельности различных фондов, например, Фонда Сороса, как инструментов идеологического влияния.

В сознании многих украинцев все более утверждалась мысль, что стоит только свергнуть «плохого» президента, как все блага западной демократии и евроинтеграции хлынут на Украину. Но мало кто из них задумывался, что демократия не может быть импортирована в страну, завезена как гуманитарная помощь. Демократия должна иметь мощную экономическую и духовную базу в самой стране.

Выводы

В течение всех лет независимости шла планомерная работа по разрушению идеологического единства украинского народа. Совершенно сознательно обществу навязывались ценности Западной Украины и западноевропейской цивилизации. Совершенно сознательно был осуществлен раскол в православии как механизм раскола единой нации и страны, при этом выхолащивалась гуманистическая суть православия. Совершенно сознательно идеал интернационализма был подменен националистической идеей.

Идеологический раскол на Украине впервые обнажился в 2004 году — во время первой украинской «оранжевой революции». Всем стало очевидно, что Идеал Независимости не только не сделал украинский народ сплоченнее, но, напротив, способствовал росту напряженности внутри общества.

Со всей мощью это напряжение проявилось в 2013-2014 г.г. в событиях украинского Майдана, повлекшего за собой антиконституционный государственный переворот, референдум в Крыму, гражданскую войну на Востоке Украины.

Украина всему миру показывает, как опасно играть в идеологические игры со своим собственным народом. Всего этого можно было избежать путем введения федеративного устройства и двух государственных языков. Подобные демократические меры признаются в тех случаях, когда в государстве существуют национальные противоречия. Необходимо было уступить в малом, чтобы сохранить большее — единство и целостность Украины.

Невольно напрашивается вывод, что Украину сознательно вели к такому финалу.