Вторая половина апреля была наполнена различными конференциями, на которых обсуждалось будущее Украины. 24-26 апреля в Киеве прошел трехдневный симпозиум «Украина: Освобождение от постсоветского наследия», который правильнее было бы назвать «Бегством от реальности». Суммарно несколько десятков часов выступлений, презентаций и дискуссий, которые прошли в большинстве своем только на английском языке. Что же стало известно?

В первый день симпозиума глава НБУ Валерия Гонтарева делилась впечатлениями о банковской системе Украины. Рядом, по правую руку, сидел посол США на Украине Джеффри Пайет, глава представительства Европейской Комиссии на Украине Ян Томбинский и посол Швеции Андреас фон Бекерат. Любопытно, что запущенная информационная кампания о мероприятии свидетельствовала о том, что конференция посвящена «бегству», но не от постсоветского наследия, а от СССР. Кстати, уточнения в ходе конференции так и не удалось получить.

Трехдневное бегство от реальности в Киеве

Глава НБУ рассказала, насколько здорово, что можно пополнять золотовалютные резервы кредитами МВФ и Всемирного банка, не акцентируя внимания на том, что эти средства — временные и долговые.

Интересно говорилось и о том, благодаря чему будет достигнуто уменьшение инфляции — за счет снижения покупательной способности населения, а также экономии на субсидиях на электроэнергию.

То, что тарифы на электроэнергию и газ растут более чем в 3 раза, по-видимому, не является инфляцией, так как измерять правительство Яценюка намерено прежде всего ключевую инфляцию, очищенную от всяческих волатильных (изменчивых — ред.) и неприятно влияющих на показатель роста цен моментов. Кстати, подобный трюк — не ноу-хау Киева: ключевую инфляцию считают в США, Канаде и ЕС, однако это не мешает обычным жителям этих стран фиксировать значительное подорожание проезда в транспорте, стоимости услуг и ряда продуктов питания. Ключевая инфляция без учета изменения цен на ряд продуктов питания и топливо — в США и Канаде, а в ЕС — еще и без учета волатильных цен на некоторые объекты недвижимость — удобный для этих стран способ внушить, что они держат инфляцию «под контролем».

Трехдневное бегство от реальности в Киеве

Глава НБУ также рассказала, как удалось приостановить дальнейшее обесценение гривны: через «драконовские административные меры», а между тем, пока гривна стабилизировалась в падении, регулятор намерен прикупить иностранной валюты с рынка. При этом госпожа Гонтарева признала, что недоверие к гривне, а значит и к экономической политике правительства, испытывают не только обычные граждане, но и представители бизнеса. Один из участников встречи задал вопрос, когда вкладчики ряда банков получат доступ к своим счетам, на которых заморожены средства на год, но в ответ о конкретном времени не было сказано ничего.

Зато стало понятно, на что ушли 15 месяцев новой власти на Украине. В частности, глава НБУ рассказала, что она на своем посту очищает банковский сектор от «зомби-банков»: структур, которые по ее словам, вообще не имели активов. Несмотря на то, что очистка банковского сектора любой страны от недобросовестно выполняющих своих функций организаций — это норма для всех государств, нет уверенности, что на Украине все закрытые банки были действительно «зомби»: процедура определения «зомби» на Украине носит непрозрачный характер.

Говорилось о стремлении к фискальной консолидации на Украине — в присутствии представителя ЕС эти слова звучали, наверное, странно: в Великобритании дефицит бюджета 5,7%, Франции — 4,1%, в Греции — 3,5%, Италии — 2,9%. Да и в США и Канаде — дефицит, 2,6% и 1,8% соответственно. Поэтому, вряд ли западные партнеры Украины могут научить, как Киеву тратить меньше, чем собираешь в бюджет.

Трехдневное бегство от реальности в Киеве

Перестройка структуры экономики — вот о чем часто говорят на Украине. Откровением от главы НБУ стало то, что в стране вообще нет программы по импортозамещению. Валерия Гонтарева, объясняя текущую тяжелую экономическую ситуацию на Украине, заявила, что и без непростого положения на востоке страны она была бы точно такой же. В любом случае произошло бы так, поскольку, по ее словам, «отпуск валюты в свободное плавание вскрыл тонны аккумилированных дисбалансов».

Во второй и третий день симпозиума «Бегства…» снова много говорилось о дисбалансах. Однако выяснилось, что они заключались почти исключительно в том, что на Украине слишком много, с точки зрения, некоторых западных партнеров Киева, потреблялось газа и энергии вообще. При этом, когда партнеры приводят цифры сравнения в расчете на ВВП или сравнивают с потреблением у себя, они «забывают» об одной вещи: разговоры об энергоэффективности в Европе стали определенным пиар-ходом, за которым скрываются реальные провалы в экономике. Достаточно сказать, что помимо хронической жизни не по средствам, о чем свидетельствуют данные о дефиците бюджете в целом ряде стран ЕС, ВВП еврозоны с 2008 года не увеличился, а снизился на 2%.

При этом советчики Киева «забывают» сказать своим подопечным, что природный газ — самый экологически чистый вид топлива, а для Украины еще один из самых дешевых. Россия на миллиарды долларов дотировала цены на поставляемое топливо, что позволяло развиваться промышленности на Украине, иметь низкие тарифы на ЖКХ для населения, о которых в ЕС не могут даже и мечтать. Природный газ удобен и для обогрева жилья, и для выработки электроэнергии. Министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин по сути признал, что переход на возобновляемые источники энергии будет означать, что тариф за 1 кВт/ч будет не 1,4 гривны, после уже троекратного подъема, а 4 гривны.

Трехдневное бегство от реальности в Киеве

Попытка господина Демчишина связать бывшие раньше низкими и доступными тарифы на ЖКХ с перекладыванием бремени платежей на промышленность Украины не подтверждается статистикой: до февраля 2014 года Украина имела развитый индустриальный сектор экономики, кормивший сотни тысяч человек, сектор, обеспеченный заказами со стороны стран ЕврАзЭс, и, главным образом, России.

А кто теперь обеспечит промышленность Украины заказами? ЕС или США? Американский посол Джеффри Пайет заявил, что он видит на Украине «земли и химию». Господин Пайет рассказал, что об этом говорили с ним его предшественники, когда они обсуждали будущее Украины. И, вот, они приблизили это будущее, но насколько оно устраивает большинство граждан Украины?