Премьер-министр страны Арсений Яценюк заявил накануне, что он не против Конституционной реформы. Причем основные положения нового основного закона страны нужно утверждать на всеукраинском референдуме. Украинские СМИ приводят такие слова премьера.

«Основные положения новой украинской Конституции должны быть утверждены на всеукраинском референдуме. Правительство страны в настоящее время занимается бюджетной децентрализацией. А далее президент, правительство, парламент, опираясь на волю народа Украины, будут писать новую украинскую европейскую Конституцию. Очень важно, чтобы украинский народ сказал «да» новой украинской Конституции, и в рамках работы Конституционной комиссии очень многое будет возложено на работу с областными администрациями».

Как нынешний конфликт губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского и президента Украины Петра Порошенко связан с грядущей Конституционной реформой? Где находятся пределы обещанной Киевом «децентрализации власти» на местах и в регионах — комментирует политический эксперт — руководитель киевского Центра политического маркетинга Василий Стоякин:

«Суть этого конфликта в том, что Коломойский и его люди выдвигали претензии Киеву в том, что он отказывается от реального плана децентрализации и не хочет давать полномочия тому же Днепропетровску! Если же говорить о Днепропетровске, то ребята для себя набрали столько всяких полномочий, что это уже ни в какую федерацию не укладывается. Но это уже другой вопрос.

Киев фактически утратил рычаги влияния на ситуацию в регионах

Я об этом постоянно говорю, что Коломойский уступать не будет, он захочет, как минимум сохранить все права, которые он получил. А права у него достаточно обширные. Все чиновники в регионе назначались только с разрешения Коломойского, и без его согласия не могли быть назначены — ни прокурором, ни главой районной администрации. Это — первое.

Второе — у него есть своя частная армия, и он не будет от нее отказываться. Хотя из-за нее возможен компромисс — но пока что, по нынешней ситуации мне трудно представить себе, какими будут очертания этого компромисса.

Чего не хватает — действительно бюджетной децентрализации. Но как раз насчет бюджетной децентрализации у меня именно сейчас появились большие сомнения. Вообще, бюджетная децентрализация — это элемент обязательной децентрализации в государстве вообще и федерализации в том числе. Но это понятно, что бюджет на Украине должен строиться по-другому. Но тут есть два «но»: во-первых, если брать тот проект, который был предложен президентом Порошенко еще тогда — в прошлом году, то к этому проекту есть очень большой вопрос. Фактически, там предлагается все расходы бюджета оставить на местах — а все бюджетные доходы отправлять в Киев. Это и считается «бюджетной децентрализацией». Но вряд ли на это кто-то согласится.

Второй момент, он тоже возник в прошлом году и сейчас на фоне конфликта Порошенко с Коломойским стал еще более очевиден, и включает в себя то, что Киев фактически утратил подавляющее большинство рычагов влияния на ситуацию в регионах. Ведь столица сегодня административной власти в регионах не имеет. Вернее имеет, но только там, где ее Киеву дают. Но в любой момент, скажем, главу Ровненской или Львовской областной администрации могут вынести из кабинета, посадить в ящик и отправить почтой в Киев.

— Что вы имеете в виду!?

— Вы вот смеетесь, а с прокурором львовским такое было уже. Речь не идет о люстрациях — в какой-то из областей Галичины в первой половине 2014 года действительно вынесли из кабинета областного прокурора только что назначенного и отправили его назад в Киев с пожеланием прислать кого-то еще. «А мы пока подумаем — а не вынести ли и его тоже?»

С тех пор больше подобные акции там не повторялись, но они могут повториться в любой момент. На самом деле сегодня у Киева нет возможности навязывать регионам своих людей — и это реальный факт, данный в ощущениях. Поэтому административной власти нет, а монополия государства на применение насилия очень сильно размыта с появлением территориальных батальонов и «Правого сектора».

Киев фактически утратил рычаги влияния на ситуацию в регионах

И, кстати, говоря, время на разоружение в ультиматуме главы МВД Авакова закончилось, и кто-нибудь уже разоружился? Как говорится «не делайте мне смешно»! А кто разоружился — у того оружия еще больше стало.

А есть же формирования «Правого сектора», которые вообще не узаконены никаким образом. Батальоны «Правого сектора» не входят ни в одно из официальных вооруженных формирований. Это фактически незаконные вооруженные формирования. Их до сих пор никто не пытался разоружить, и сейчас этого делать никто не будет.

Страну сейчас скрепляют три элемента, которые пока остаются в руках у центральной власти.

  • Во-первых, только центральная власть может проводить выборы. По-моему исключения были до сих пор только в Донецке и Луганске. Больше никто на это не претендовал, но хотя мало ли, что может еще быть.
  • Во-вторых, это внешние сношения. Все-таки официально договора заключают у нас на Украине президент с премьер-министром и МИД, и регионы на это вроде бы не претендуют. И Коломойский, в том числе, на это не претендует — мне так кажется.
  • И третье — это бюджетно-финансовая политика. Фактически сегодня все текущее управление страной осуществляется за счет оперирования средствами государственного бюджета. Их можно направить в регионы или можно не направить в регионы, и сделать вид, что их нет.

Получается, что в оперативном плане главный ресурс центральной власти в регионе — это бюджетная политика. И если сейчас начать бюджетную реформу, то может случиться так, что закончить ее просто не удастся. То есть система и так, честно говоря, неустойчива, а если она в процессе реформы начнет давать сбои, то к завершению процесса окажется, что некоторым областям уже не нужны эти деньги. А это уже будет не децентрализация, а развал государства.

— Сейчас по Украине идет волна решений местных советов об «объявлении России страной-агрессором». Зачем они лезут в сферу внешней политики, которая монопольно находится в компетенции Киева?

— Понимаете, это уже не первый раз такое происходит, бывали такие случаи неоднократно. Ну что тут можно сказать — эти заявления советов монополию государства на внешнюю политику не подрывают, потому что являются юридически ничтожными. В полномочия местных советов это не входит.