Избитую шутку о том, что США будут вести войну на Донбассе до последнего украинца можно развить и продолжить. За свои геополитические интересы Вашингтон готов бороться до последнего евро в карманах его союзников из ЕС. А «санкционные войны» последних лет имели целью не только сдерживание нелояльных США режимов, но и ограничение влияния партнёров Вашингтона. Яркое тому подтверждение — недавняя история корпорации Total, которая стала известна даже далёким от политики и бизнеса россиянам после трагической гибели её главы Кристофа де Маржери.

Позиция топ-менеджера Total, бывшего противником введения западных санкций против России, становится понятнее, если учесть, что интересы его концерна заметно пострадали именно от «санкционных войн» последних лет. В 2009 году компания начала сворачивать свои проекты в Иране. В июне 2010 года прекратила поставки бензина иранским потребителям (правда, пойдя на такой шаг последней из мировых нефтегазовых гигантов).

Total в удушающих объятиях Вашингтона

А позже заместитель госсекретаря США Джеймс Стайнберг назвал Total в числе компаний, которых Вашингтон принудил дать «обязательства прекратить инвестиции в энергетический сектор Ирана и воздержаться от любой новой деятельности» в этой стране. В декабре 2011 года концерн был вынужден приостановить сотрудничество с сирийской госкомпанией General Petroleum Corporation.

Впрочем, сворачиванием работы в странах, подпавших под европейские и американские санкции, проблемы Total не ограничились. В декабре 2013 года министр нефтяной промышленности Ирана Биджан Зангене призвал западные нефтегазовые компании в преддверии смягчения санкций возвращаться в страну, назвав среди желанных партнёров и французский концерн. Тем не менее, тот же Кристоф де Маржери тогда заявил, что Total возобновит работу в Иране только после 2017 года и в случае полного снятия с Исламской республики западных экономических санкций. Такую тактику топ-менеджер объяснил намерением концерна сосредоточиться на разработке месторождений в Бразилии.

Но только ли экономическими причинами объяснялась позиция компании? В этом можно усомниться. Обратим внимание, что иранская тема совсем недавно вновь затронула французскую корпорацию. Американские власти обвинили менеджмент концерна в даче взяток в период 1995-2004 года иранскому чиновнику, который помог данной компании получить доступ к важным месторождениям. В мае 2014 года руководство Total согласилось выплатить компенсацию американским властям в ответ на прекращение уголовного дела по этому эпизоду.

Конечно, это только косвенное свидетельство. Но и оно заставляет задуматься — не пытались ли власти США, используя эту старую историю, надавить на французский концерн и добиться его отказа от возвращения в Иран? Теперь уже окончательного. Тем более, что возобновление сотрудничества с Тегераном на фоне «иранского» коррупционного скандала выглядело бы не самым выигрышным образом для Total.

Total в удушающих объятиях Вашингтона

А после того, как на результаты затеянного в США расследования была вынуждена реагировать французская прокуратура, проблемы начались у Кристофа де Маржери, который всегда был известен неожиданными ходами и готовностью работать с самыми подозрительными для Запада режимами.

Разбирательство уже во Франции могло закончиться осуждением или отставкой де Маржери, после чего его преемники тем более воздержались бы от работы в Иране, ранее принёсшей компании такие заметные репутационные потери.

Интересно, что ряд европейских нефтегазовых гигантов работает с Тегераном куда смелее. Так, британская BP недавно возобновила добычу на газовом месторождении Rhum в Северном море, которое она разрабатывала совместно с иранской госкомпанией National Iranian Oil Co. Ранее работы на месторождении были остановлены в ноябре 2010 года.

Санкции — действительно обоюдоострое оружие. На примере Японии мы уже показывали, что навязывая своим союзникам санкции против третьих стран, США способствуют изоляции не только держав-изгоев, но и своих собственных партнёров, тем самым делая их ещё более зависимыми от себя. Некогда навязав ЕС «экономическую войну» против Тегерана, сегодня США могут переписать отношения Ирана и европейских инвесторов с чистого листа.

Ослабить в регионе позиции одних компаний и создать зелёную улицу для других. А значит, повлиять и на внешнеполитическое влияние разных европейских держав на Среднем Востоке. Ослабить возможности традиционно строптивой Франции и укрепить позиции более близкой Вашингтону Британии. Европейцам стоит вспомнить об этом. Ведь и в санкционной войне против России они вновь стали пешками в чужой игре.

Источник публикации