Внешние факторы риска играют свою роль. Прогнозы роста немецкой экономики как на этот, так и на следующий год приходится пересматривать в сторону сокращения.

И удивляться тут нечему. Давно уже было понятно, что во втором квартале экономика Германии замедлится на 0,2 процента, а о продолжении роста не было даже и речи. Теперь эти результаты всего лишь должны быть подтверждены официально. Институт немецкой экономики из Кёльна вынужден был снизить свой прогноз роста на осень этого года. Эксперты ожидают в 2014 году начало фазы стагнации, и рост, таким образом, составит, по их мнению, в лучшем случае 1,5 процента — на 0,5 процента меньше, чем предполагалось в начале года. И этот рваный режим сохранится и в 2015 году, утверждают эксперты. На данный момент они ожидают рост на 1,5 процента.

Эти показатели станут реальностью, если сработают внешние факторы риска. И если в одной лишь России 145 миллионов человек смогут лишь частично участвовать в глобальном разделении труда, потому что ЕС со своими санкциями старается поддержать свою провальную политику на украинском направлении.

Частично это станет испытанием для «многоплановых германо-российских экономических отношений», утверждают специалисты Института немецкой экономики. Во что это выльется в конечном итоге, пока даже предсказывать не приходится.

«Бумеранг» санкций

Возможно, причины украинского кризиса скоро придется объяснять как-то по-иному, потому что правительствам ведущих стран ЕС, в частности, Германии, не удастся бесконечно долго уходить от ответа на вопрос, чего они, собственно, добились своей политической интервенцией на Украине и созданием антироссийского альянса.

Stop and Go

Правительство президента Порошенко, стремясь спасти украинскую экономику, из последних сил цепляется за ЕС и утверждает, что европейцы-де обязаны помочь его стране, если та предстоящей зимой будет взывать о помощи, и ее энергетике понадобится очередной внешний кредит. Еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер, вскоре покидающий свой пост, уже дал понять, что кредитовать Украину мог бы Международный валютный фонд (МВФ). Но пока газовый спор между Киевом и Москвой остается неурегулированным, вопросы относительно энергетической безопасности некоторых, мягко говоря, немаленьких стран ЕС зимой 2014-2015 года остаются открытыми.

Это никак нельзя назвать полезным фактором для конъюнктуры. В значительно большей степени это провоцирует неуверенность инвесторов в и без того крайне нестабильной макроэкономической обстановке. Те, кто предупреждает, что санкции против Москвы будут иметь для ЕС «эффект бумеранга», совершенно правы.

Ведь, в конце-то концов, считается, что стабильное потребление энергоносителей стимулирует их добычу. Но как может возникнуть такой эффект, если Россию пытаются лишить права получить от Украины то, что та ей должна, прежде чем будет определена дальнейшая цена на газ?

Потерянное экономическое пространство

Неуверенности в будущем добавляют также и продолжающиеся бои в Сирии и Ираке, а также новая борьба Запада против терроризма. Пока еще цены на нефть ведут себя нетипично, потому что ациклично. Но все может измениться, если добыча нефти на Ближнем и Среднем Востоке, а также ее транспортировка, будь то танкерами или по нефтепроводам, станут дороже.

Stop and Go

И, наконец, есть еще один момент, относительно которого не должно возникать вопросов: не только новая антитеррористическая война в Ираке и Сирии, но и действия фундаменталистов в Алжире и филиалов Аль-Каеды в Мали, многолетняя анархия в таких странах как Ливия и Сомали, а также продолжающаяся гражданская война в Южном Судане привели (или еще приведут) к тому, что у огромного пространства в северной Африки, по сути, нет ни политических, ни экономических перспектив.

Дополнительно ситуация осложняется управленческими проблемами крупнейших развивающихся стран, в частности, Китая, Индии, Бразилии и ЮАР. Для такой страны, нацеленной на внешний рынок, какой является Германия, это, конечно, не станет концом света, но будет означать потерю рынков сбыта. А уж о по-прежнему хрупком финансовом положении Европы с ее утопающими в долгах, как в шелках Грецией, Италией или Францией даже и говорить не приходится.

Оригинал публикации