Депутаты и СМИ активно обсуждали все странные манипуляции с текстом закона, которые происходили уже после принятия его парламентом. В тексте вдруг были изменены несколько существенных предложений. А после того, как поднялся шум, спикер Рады Александр Турчинов сделал удивленные глаза — мол, понятия не имею, как это произошло! — и подписал текст закона, который был роздан депутатам на момент голосования.

На самом деле, украинская «либеральная» тусовка откровенно лукавит, делая удивленные глаза. Шум был поднят ею только потому, что закон о Донбассе ей не понравился. Но факты свидетельствуют, что подобная практика переписывания, а порой и нового написания законов уже после голосования по ним в Раде, стала обыденной. Просто «свидомые» СМИ не пишут об этом, если принятый закон их устраивает.

Прощай, украинский парламентаризм!

Продемонстрирую, как это происходит, на примере еще одного скандального закона — «О санкциях». По его поводу тоже немало шумели, когда в законопроекте, принятом в первом чтении 12 августа, были обнаружены откровенно антиконституционные положения о возможности украинской власти под видом санкций запрещать украинские общественные организации и даже СМИ. Однако Яценюк, выступая 14 августа (в день второго чтения и окончательного принятия данного закона) в парламенте, под аплодисменты публики заверил, что данное положение изъято, после чего все «либералы» сразу успокоились. Манипуляции с законом после голосования уже никого не интересовали.

Если же проанализировать тот текст законопроекта, за который голосовали в парламенте, с окончательно подписанным законом «О санкциях», вы увидите, что это — просто два разных документа!

Достаточно поднять стенограмму утреннего заседания 14 августа, чтобы убедиться в том, что депутаты на момент начала работы Рады не имели на руках никаких поправок к проголосованному ими за два дня до этого законопроекта. Об этом свидетельствует тот факт, что Турчинов вынужден был слегка сдвинуть рассмотрение вопроса до появления у депутатов нового текста. Затем этот текст, судя по уверениям того же Турчинова, был роздан и обнародован на сайте Верховной Рады, о чем свидетельствует дата новой редакции.

Прощай, украинский парламентаризм!

Представлять эти поправки взялся лично Арсений Яценюк. Выступая с трибуны парламента, он заявил, что из закона изъято спорное положение о том, что санкции могут быть применены к гражданам Украины. Но дело в том, что в розданном законопроекте статья 1.2 в перечень лиц, подпадающих под санкции, включала и «граждан Украины, юридические лица, созданные согласно законодательству Украины, а также другие субъекты, которые осуществляют террористическую деятельность».

Прощай, украинский парламентаризм!


В том, что именно этот текст находился на руках у депутатов, не приходится сомневаться. Об этом прямо в своем вопросе, адресованном Яценюку, заявил бывший «регионал» и бывший «литвиновец» Олег Зарубинский. Цитирую дословно, без правок, его вопрос из стенограммы заседания Рады: «Уважаемый Арсений Петрович, я хотел бы уточнить, чтобы это прозвучало четко, вы про это уже говорили, речь идет про статью 1-ю «Суверенное право Украины на защиту» (второй абзац) там, где речь есть про объекты, кто может стать объектами применения санкций. Вы это объявили. Но в таблице, которую нам раздали, кроме иностранных держав, иностранных юридических лиц и так далее, дальше в конце есть «граждане Украины». Я хотел бы, чтобы все услышали, очевидно, тогда будет сознательное голосование, остаются ли граждане Украины или это касается нерезидентов?»

Прощай, украинский парламентаризм!

Итак, не приходится сомневаться в том, что на руках у депутатов был именно процитированный мною текст законопроекта в том самом виде, который утром 14 августа был вывешен на сайте с пометкой «Тираж 14.08.2014». И именно он голосовался!

В принципе, понятно, что тот же премьер или любой депутат могли внести поправку в означенный текст, однако для этого ее надо было обсудить и проголосовать отдельно! Что же ответил Яценюк на вопрос Зарубинского? Опять-таки цитирую дословно: «Санкции касаются только государства-агрессора, только иностранных субъектов предпринимательской деятельности, только иностранных компаний, иностранной агентуры и всякой другой гадости («гидоти» в оригинале — авт.), которая не дает возможности Украине жить».

Прощай, украинский парламентаризм!

После этих слов закон был принят! Таким образом, в конечном варианте закона статья 1 должна была содержать либо положение о том, что санкции распространяются на граждан Украины, либо же (если вносить с голоса слова Яценюка, сказанные с трибуны) — о том, что санкции распространяются против «гадости, которая не дает возможности Украине жить». Хорошая юридическая формулировка была бы, верно?

Но цитирую данное положение в конечном виде подписанного закона: «Санкции могут применяться со стороны Украины по отношению к иностранной державе, иностранному юридическому лицу, юридическому лицу, которое находится под контролем иностранного юридического лица или физического лица-нерезидента, иностранцев, лиц без гражданства, а также субъектов, которые осуществляют террористическую деятельность».

Прощай, украинский парламентаризм!

Как видите, конечный текст после принятия Радой до подписания его президентом претерпел кардинальные изменения — и по сравнению с тем проектом, за который голосовали депутаты, и по сравнению с тем, о чем говорил с трибуны Яценюк, просивший помянуть в законе некую «гадость».

Это я подробно разобрал лишь один пункт. На самом деле, даже беглое ознакомление с остальным текстом закона и сопоставление его с тем вариантом, который был на руках у депутатов утром 14 августа, не оставит никаких сомнений: перед вами — два совершенно разных текста! К примеру, депутаты голосовали за документ, в котором были перечислены 29 видов санкций, а в конечном варианте закона их перечислено 25. Причем некоторые из них кардинально переписаны.

Мы сейчас кратко разобрали лишь пример с прохождением одного закона. На самом деле, легко доказать, что такие манипуляции с законами стали сейчас регулярными, это уже — система в «демократичной» Украине. Таким образом, не приходится сомневаться в том, что законы даже формально принимаются не депутатами, а теми лицами/структурами/органами/непонятно кем, которые занимаются документами с момента после голосования до публикации финальной версии закона. Мы даже не знаем, где находятся эти лица/структуры/органы/непонятно кто — то ли в Раде, то ли в Администрации президента, то ли в каком-нибудь посольстве, то ли вообще за океаном.

Прощай, украинский парламентаризм!

Совсем недавно наша «либеральная» общественность гневно бурлила по поводу того, что в украинском парламенте законы принимаются на совещании лидеров фракций, а депутаты служат лишь «кнопкодавами», которые послушно голосуют по взмаху руки своего лидера. Теперь же эта самая общественность откровенно закрывает глаза на тот факт, что Раде уже и «кнопкодавы» не нужны — законы пишутся и переписываются вообще без участия депутатов, причем уже после формального голосования, чего на Украине не наблюдалось ни при одном режиме, существовавшем доселе. Шум поднимается лишь по поводу не понравившихся этой самой «либеральной» тусовке законов — как и в случае с голосованиями «за того парня».

Если раньше, наблюдая перманентные мордобои в Раде, блокирование парламента, «кнопкодавов» и косноязычных избранников, мы могли говорить об украинском парламентаризме с издевкой, то теперь можем о нем вообще не говорить. Его просто больше нет! Даже в качестве декорации. Законы теперь пишутся, принимаются и переписываются даже без формального участия депутатов. Что наглядно здесь продемонстрировано.