Чувства «Нью-Йорк Таймс» были глубоко задеты «недостойным маршем» с участием пленных украинских солдат, который был организован этническими русскими повстанцами на востоке Украины. «Таймс» отметила, что, согласно Женевским конвенциям, унижение военнопленных запрещено, что, собственно, представляет собой вполне обоснованное мнение.

Однако «Таймс» с ее глубоко предвзятым освещением кризиса на Украине, по всей видимости, считает, что другие аспекты этой отвратительной гражданской войны, например, бомбежки городов восточной Украины по приказу киевских властей, в результате которых погибли тысячи людей, в том числе, дети и другие мирные жители, в меньшей степени заслуживают освещения.

Также в приглушенных тонах сообщалось об отправке Киевом неонацистских штурмовиков для провоцирования городских боев в больших и малых городах на востоке Украины, населенных этническими русскими.

Когда «Таймс» наконец заметила роль неонацистских боевиков в уличных боях, то сей примечательный факт — впервые со времен Второй мировой войны вооруженные нацисты были отправлены правительством убивать людей в европейской стране — был упомянут в трех последних абзацах пространной статьи совсем на другую тему, что, по сути, выглядело просто как мимоходом брошенная реплика.

Роберт Пэрри: избирательное возмущение – суть западных СМИ

Точно так же, открытый по приказу киевского режима артиллерийский огонь по жилым кварталам, который привел к гибели многих мирных жителей, а в минувшие выходные повредил и здание больницы — машинально прошел в «Таймс» как второстепенная новость. Тем не менее, предполагается, что читатели «Нью-Йорк Таймс» должны прийти в негодование по поводу такой бестактной демонстрации в Донецке, чтобы потом еще удобнее было оправдывать убийства этнических русских.

И хотя никто не погиб и не был ранен во время антиукраинского марша в воскресенье — и повстанческие войска защищали пленных солдат от разгневанных жителей — «Таймс» начала освещение событий на Украине в понедельник со статьи об унижениях военнопленных. В статье Эндрю Крамера и Эндрю Хиггинса намеренно проведен контраст между уродливой сценой в Донецке и более организованными празднованиями независимости Украины в других городах.

Сюжет начинался так:

«В день, когда украинцы отмечали свою независимость от Советского Союза парадами и речами, пророссийские сепаратисты в восточной части страны поставили им в пику свой мрачный спектакль: парад с глумлением над национальной армией и прославлением гибели и пленения ее солдат.

Возглавляла шествие привлекательная молодая блондинка с автоматом. За ней шли с опущенными головами несколько десятков захваченных в плен украинских солдат: грязных, битых, с бритыми головами и одетых в запачканную камуфляжную форму».

Зеваки кричали, что солдат надо расстрелять и забрасывали пленников пустыми пивными бутылками, яйцами и помидорами, пока те, спотыкаясь, брели по главной магистрали Донецка — Артемовской улице…. Люди в толпе скандировали «Фашисты!» «Фашисты!» Сепаратисты оттащили мужчину, который пытался ударить пленного».

Роберт Пэрри: избирательное возмущение – суть западных СМИ

«Таймс» тогда отметила: «положения Женевской конвенции в отношении военнопленных запрещают делать их предметом публичного любопытства, но такое обращение с ранеными и растерзанными военнопленными, казалось, мало заботило зрителей, которые, в любом случае, пришли сюда посмотреть на обещанное омерзительное зрелище. «Расстрелять их!» кричала одна женщина».

Злоупотребление властью со стороны киевских властей

Справедливо, конечно, что военнопленные не должны подвергаться жестокому обращению, но не в меньшей степени заслуживают освещения в СМИ и случаи, когда мирные жители, в том числе дети, гибнут во время артиллерийских обстрелов городов, или когда правые штурмовики под нацистскими знаменами атакуют и оккупируют города восточной Украины. Но тенденциозность «Таймс» и ее поддержка киевского режима наиболее очевидно проявилась в избирательном негодовании на страницах этой газеты.

В начале кризиса, зимой, газета «Таймс» поддерживала «демократических» демонстрантов на Майдане в Киеве, которые хотели свергнуть демократически избранного президента Виктора Януковича, отказавшегося подписать соглашение об ассоциации с Европейским Союзом, предусматривавшее введение мер жесткой экономии, предписанных Международным валютным фондом. Янукович выбрал более щедрое предложение от России в виде кредита в размере 15 млрд долларов.

Как и остальные средства массовой информации США, «Таймс» приветствовала насильственное свержение Януковича 22 февраля и преуменьшила решающую роль организованных неонацистских боевиков, которые вышли на первые роли в протесте на Майдане в ходе последних дней протеста, уже отмеченных насилием. Когда Янукович вышел из игры, и на смену ему пришел новый режим во главе с организаторами государственного переворота, в том числе назначенным из США премьер-министром Арсением Яценюком, план жесткой экономии МВФ был быстро утвержден.

Роберт Пэрри: избирательное возмущение – суть западных СМИ

С тех пор, «Таймс» вела себя, в целом, как орган пропаганды нового режима в Киеве и Госдепартамента, проталкивая «темы», в которых вина за кризис возлагалась на президента России Владимира Путина.

Пожалуй, наиболее вопиющими из числа материалов, опубликованных в «Нью-Йорк Таймс», были предвзятые и ошибочные выводы из хроники событий на Украине. Например, сразу же после насильственного переворота (с 20-22 февраля), газета сообщила, что среди 80 погибших было более двенадцати полицейских. Но, по мере того, как симпатии газеты к участникам переворота крепли, сообщения поменялись: «Более 80 участников протеста были застрелены полицией, когда восстание вышло из-под контроля в середине февраля». [«Нью-Йорк Таймс», 5 марта]

И погибшие полицейские и туманные обстоятельства вокруг снайперского огня, приведшего к многочисленным жертвам, просто исчезли из сообщений «Таймс». Газете стало совершенно «очевидно»: преступная «проянуковичевская» полиция застрелила невинных «демократически настроенных» демонстрантов.

Чья жизнь важнее

Точно так же как сообщения о гибели демонстрантов в самом начале событий были раздуты и даже раскручены в «Таймс», чтобы представить факты в более черно-белых тонах, последующие сообщения о гибели тысяч этнических русских подавались в намеренно приглушенном свете. И гнев жителей восточной Украины по поводу бесчеловечных атак на их города, который явным образом прослеживается в воскресной демонстрации в Донецке, затем используется «Таймс» для того, чтобы, по сути, оправдать продолжение «антитеррористической» операции со стороны Киева. Другими словами, похоже, что «Таймс» придает большую ценность жизням демонстрантов Майдана в Киеве, чем жизням этнических русских на востоке Украины.

«Таймс» также проявил такую тенденциозность после того, как десятки этнических русских демонстрантов погибли 2 мая в результате поджога и других форм насилия в южном портовом городе Украины Одессе. Жертвы укрылись в здании профсоюзов после столкновения с прокиевской толпой.

Даже известное своей неоконсервативной политикой издание «Вашингтон Пост» размещало на своих первых полосах сюжеты о «десятках погибших на Украине» и описывало этот роковой инцидент так: «В пятницу вечером проукраински настроенная толпа напала на лагерь, где пророссийские сторонники разбили палатки и заставила их искать укрытия в соседнем госучреждении», сказал свидетель. Затем толпа начала бросать наполненные бензином бутылки внутрь здания. По словам полицейских, 31 человек погиб от отравления дымом и от травм, полученных в результате падения с высоты». (Число погибших позже выросло).

Роберт Пэрри: избирательное возмущение – суть западных СМИ

«На вопрос о том, кто бросал коктейли Молотова, проукраинская активистка Диана Берг сказала: «Наши люди, но теперь они помогают им [выжившим] покинуть здание»». Но, на самом деле, тех, кто выпрыгнул из окон, избивала прокиевская толпа.

Однако «Нью-Йорк Таймс» сообщила об этом событии в рамках сюжета, изложенного Си Джей Чиверсом и Ноа Снейдером, в котором рассказывалось об успехах прокиевских вооруженных сил в захвате некоторых позиций повстанцев на востоке Украины.

«Всплеск насилия также произошел в пятницу в когда-то спокойном черноморском портовом городе Одесса. Десятки людей погибли в результате пожара, возникшего в ходе столкновений, вспыхнувших между участниками протеста, проводившими марш в поддержку украинского единства, и пророссийскими активистами. По сообщениям МВД Украины, в результате столкновения погибли 4 человека и 12 были ранено. По украинским и российским СМИ передавались видео горящего здания и обломков, брошенных кем-то бутылок с зажигательной смесью и вооруженных пистолетами людей».

Обратите внимание, как «Таймс» уклоняется от возложения какой бы то ни было ответственности на толпу сторонников переворота за попытку сжечь заживо «пророссийских активистов», которые укрывались в здании. Из материала «Таймс» невозможно понять, кто погиб, и кто поджег здание.

Досадные оплошности

В своем рвении к выполнению своей пропагандистской функции журналисты «Таймс» не раз совершали явные оплошности. Так, например, в статье на первой полосе были размещены фотографии якобы сотрудников российских спецслужб сначала в России, а потом тех же сотрудников уже в Восточной Украине якобы в доказательство того, что народное сопротивление режиму, установившемуся после переворота, было ничем иным, как неумело замаскированной российской агрессией.

Любому серьезному журналисту сразу бы стали видны нестыковки в этом сюжете, так как непонятно где сделаны фотографии и вообще одни и те же ли люди изображены на размытых фотографиях. Однако это не беспокоило «Таймс», разместившую эту сенсационную новость на первой полосе. Всего через два дня сенсация разлетелась в клочья. Выяснилось, что основное фото, на котором изображена якобы группа военнослужащих России, которые впоследствии появились в Восточной Украине, было сделано на Украине. Факт уничтожил весь замысел этой истории.

Есть также момент, связанный с избирательностью США в защите принципа неучастия пленных в маршах или иных унижений военнопленных. Этот вопрос возник в последнее десятилетие во время американского вторжения в Афганистан и Ирак, когда средства массовой информации США не особо возмущались по поводу обращения с пленными во время «войны с терроризмом», которых выставляли в унизительных позах в тюрьме Гуантанамо. Или когда иракских солдат проводили перед американскими камерами для демонстрации военных успехов США в Ираке.

Роберт Пэрри: избирательное возмущение – суть западных СМИ

Когда же в первые дни после вторжения США в Ирак иракские тележурналисты задавали вопросы пятерым американским военнопленным в городе Насирия на юге Ирака, в американских СМИ возник взрыв негодования.

Официальные лица США тут же осудили краткие телевизионные интервью с заключенными как нарушение Женевских конвенций. Это обвинение повторялось снова и снова по всем телевизионным каналам США. «Обращаться с военнопленными в унизительной манере — незаконно», заявил тогда министр обороны Дональд Рамсфелд.

Тем не менее, основные средства массовой информации США молчали о явном несоответствии между своим возмущением по поводу отснятого материала с участием американских солдат и решением американских СМИ всего за несколько дней до этого демонстрировать видео с иракскими военнопленными.

В данном случае иракских военнопленных снимали на американские камеры в качестве «доказательства» того, что иракское сопротивление сходит на нет. В некоторых сценах иракских военнопленных под дулом пистолета заставляли вставать на колени с руками за головой, в то время как американские военнослужащие обыскивали их. Тем не менее, ни американские официальные лица, ни американские журналисты, освещавшие события той войны для основных новостных каналов, не сообщали о том, что такие сцены могут представлять собой нарушение международного права.

Роберт Пэрри: избирательное возмущение – суть западных СМИ

Американские СМИ не сочли нужным напомнить зрителям и о том, что президент Джордж Буш мл. лишил военнопленных, захваченных в Афганистане, их прав в соответствии с Женевскими конвенциями. Буш отдал приказ о том, чтобы сотни пленных из Афганистана были помещены в крошечные клетки на открытом воздухе в лагере «X-Ray» в Гуантанамо.

Пленных обрили наголо, заставили встать на колени, завязали глаза, уши и рты, чтобы они не имели возможности видеть и слышать происходящее вокруг. Закованных в цепи заключенных, которых носили на допросы на носилках, тоже снимали на камеру. Их унижения транслировались на весь мир, но для американской прессы такое отношение было нормальным.

Такое избирательное возмущение снова появилось на страницах «Нью-Йорк Таймс» в понедельник.

Оригинал статьи