Продолжаю тему, начатую в статье «Сколько ещё продержится Украина?». До конца года при сохранении нынешней политики и вне зависимости от результатов карательных операций экономика Украины никак не продержится.

7 августа Национальный Банк Украины (НБУ) опубликовал свежие данные о международных резервах: за июль они уменьшились ещё на 1 млрд. долл., до 16,07 млрд. долл. История изменения валютных резервов Украины выглядит теперь так.

Сколько ещё продержится Украина?

Уменьшение резервов было вызвано необходимостью погашения долгов на суму 1,176 млрд. долл., включая платёж в пользу МВФ на сумму 647 млн. долл. НБУ лишь на 280 млн. долл. компенсировал эти расходы покупкой или привлечением валюты на внутреннем рынке.

Популярная экономика ("rule of thumb", как говорят в США) рекомендует поддерживать валютные резервы на уровне не менее трёх месяцев импорта. Хоть это и упрощённый подход, но здравый смысл он имеет. Смотрим.

Сколько ещё продержится Украина?

На графике видно, что популистская политика стабильной гривны плавно опустила рассматриваемый показатель в 2011-2013 годах ниже 3 месяцев, а разгоревшаяся этой зимой «революция достоинства» обвалила его ниже 2 месяцев. Нерыночные вливания от МВФ и других финансовых организаций в мае и июне позволили показателю немного подняться над уровнем 2 месяцев. Разумеется, временно.

Прежде, чем перейти к итоговой картинке «Сколько денег есть — сколько надо потратить — сколько не хватает», есть смысл обсудить ещё одну тему. Куда в первой половине 2014 года ушёл избыток денег из Кабинета Министров Украины? Да, именно так, избыток денег. Согласно официальным данным Министерства финансов, дефицит госбюджета в первом полугодии составил 22,7 млрд. гривен. На погашение долгов правительства ушло 48,0 млрд. гривен. При этом путём заимствований правительством было привлечено 87,4 млрд. гривен (большей частью от западных финансовых организаций). Приватизация принесла в казну 53 млн. гривен.

Произведя простые арифметические операции с цифрами, можно увидеть, что у правительства в первом полугодии образовалось 16,8 млрд. гривен. Деньги ушли на Нафтогаз (22,9 млрд. гривен рекапитализации в первом полугодии), на компанию, которая деньги своему основному поставщику в этом году практически не платила, но со своих потребителей при этом их собирала.

Можно посмотреть на деньги Кабмина и в другом разрезе. В мае 2014 депозиты правительства в Нацбанке выросли с 4,3 до 43,4 млрд. гривен, затем немного уменьшившись в июне, до 31,7 млрд. гривен. Получается, что Кабинет министров фактически деньги имеет (пускай они и считаются частью международных резервов), но предпочитает перекладывать бремя повышенных государственных расходов на бизнес и население (новые налоги и сборы для финансирования карательных операций!). Нацбанк в то же время тратит валютные резервы на поддержку завышенного курса гривны, гнобя им остатки отечественного производства и поддерживая излишний потребительский импорт в нищей стране.

Естественно, такая политика неизбежно приходит к своему концу, и его можно ждать уже в этом году, как показывает следующая диаграмма.

Сколько ещё продержится Украина?

Левый столбик показывает официальные валютные резервы Украины. Вряд ли они будут увеличиваться от роста экспортных поступлений, учитывая идущее физическое уничтожение предприятий-экспортёров. Кредиты МВФ под вопросом. Кроме того, МВФ активно не одобряет действий, которые грозят уменьшением резервов страны ниже уровня задолженности этой страны перед МВФ. Поэтому резервы в левом столбике разделены на две части. В правом столбике представлены предстоящие в 2014 году необходимые платежи правительства, Нацбанка и квазигосударственных структур в иностранной валюте.

Вывод очевиден: денег Украине не хватит уже в этом году. И карательные операции на востоке бывшей УССР только усугубляют экономический крах. Однако, решение финансовых проблем Украины, конечно же, существует. Но оно требует совершенно иных подходов, к которым ни нынешние украинские власти, ни общество пока не готовы. Пока что приходится ожидать наступления экономического коллапса Украины и последующих кардинальных политических изменений.