24 июня в Брюсселе состоялась министерская встреча «ЕС-ОПЕК: энергетический диалог». На одиннадцатом по счету мероприятии европейский комиссар по энергетике Гюнтер Эттингер вдруг заявил, что Европа возлагает большие надежды на поставки природного газа из Нигерии. Теперь стало понятно, что украинский демарш был неслучаен. При этом символично, что этот демарш в полной мере реализовался также на одиннадцатом раунде переговоров.

Действительно, Нигерия уже является поставщиком «голубого топлива» в Европу, однако ее поставки никогда не играли ключевой роли на континенте. Эта африканская страна известна в большей степени как нефтяная держава. Однако теперь, как по приказу, Нигерия должна начать перестраивать экономику, снижая добычу нефти.
После разговора с господином Эттингером в кулуарах саммита в Брюсселе, министр нефтяных ресурсов Нигерии Диезани Элисон-Мадуеке заявила, что ее страна должна развивать газовые мощности по максимуму с целью поддержания энергетической стабильности в Европе. По словам Элисон-Мадуеке ее страна готова взять на себя обязательства по удовлетворению растущего спроса на природный газ в ЕС.

Украинский газовый демарш неслучаен

По данным профильного министерства Нигерии страна находится на восьмом месте в мире по добыче газа, хотя есть сомнения в справедливости этой информации. Дело в том, что состояние имеющейся в стране газовой инфраструктуры приводит к тому, что около половины всего добываемого сырья не доходит до потребителя вследствие различных причин.

Чтобы в 2015 году выполнить планы Европы, Нигерии нужны инвестиции на сумму не менее чем в 30 миллиардов долларов. А чтобы найти нужные средства, правительство Нигерии, по рекомендациям из Европы, намерено резко поднять тарифы для внутреннего потребителя, а также налоги, чтобы вложить полученные деньги в инфраструктуру.
Ради чего такие лишения?

Более того, добываемого в стране газа не хватает даже для собственного потребления, об этом заявлял глава Комиссии по энергетическому регулированию в Нигерии, доктор Сэм Амади. Энергетические мощности, способные генерировать дополнительно 7000 мегаватт, не работают, так как просто нет доступного для них природного газа. Объем вырабатываемой энергии упал на текущий момент до 2700 мегаватт, хотя предполагалось, что будет достигнута плановая величина в 9062 мегаватт. Это означает, что развитие газовой индустрии Нигерии — необходимый шаг, но он не должен делаться в угоду политическим интересам внешних сил.

Украинский газовый демарш неслучаен

Министр финансов Нигерии Нгози Оконжо-Ивеала утверждает, что рост экономики страны идет не от нефтедобычи. Однако факты говорят об обратном: 70% экспортных доходов Нигерии приходится на нефть. Даже уровень потерь в этой отрасли в разы меньше, чем в газовой индустрии, и составляет 5% от объема добычи. ВВП страны в этом году вырастет на 6,75%, что во многом объясняется нефтяными доходами.
Однако чиновники в правительстве Нигерии уже заговорили о том, что ключ к экономическому процветанию страны не только в разработках природного газа, но и в масштабных вложениях в киноиндустрию. Действительно, по количеству кинолент эта отрасль Нигерии входит в тройку ведущих в мире после Голливуда и Болливуда. Однако газовый и киношный разворот крупнейшей нефтяной державы в Африке выглядит как неуклюжая попытка США решить свои геополитические задачи, которые возникли после того, как Киев пошел на обострение отношений с Москвой по газовому вопросу, то есть фактически, на их разрыв.

Украинский газовый демарш неслучаен

При этом решение возникшей проблемы легло на плечи европейского комиссара по энергетике. Какая же задача ему поставлена? Как объяснить то, что на словах выступая за «Южный поток» и повторяя, что энергетическая безопасность Европы невозможна без России, Гюнтер Эттингер проводит переговоры по поводу «решения долгосрочного спроса ЕС на газ» на саммите в Брюсселе? Чьи интересы отстаивает высокопоставленный чиновник ЕС — Европы или США?
Любопытно, что Гюнтер Эттингер предлагает представителям Украины и России вновь сесть за стол переговоров с участием европейских посредников, и нет сомнения, что российская сторона всегда готова к диалогу и к разумным компромиссам. Но очевидно и другое, что украинский газовый демарш не случаен, а некоторые европейские посредники параллельно занимаются поиском альтернатив российским поставкам газа, даже если эти альтернативы заведомо нереальны или экономически нецелесообразны.