Киевлянам и другим украинцам, кажется, не до этого: пора строить собственное европейское счастье, невзирая на войну и будущий хаос.

Мне повезло. Точнее лишь наполовину — я имел возможность общаться с ярыми сторонниками майдана-13, затем наблюдал их деградацию в «революционеров» националистического толка в феврале 14-го, а затем — как они вдруг стали сторонниками «мирной жизни» и единым фронтом выступили против «террористов» Донбасса.

С одной стороны — безусловно, драгоценный материал по социологии и коллективной психологии, с другой стороны — бесконечная нервотрепка и желание сбежать из евро-кошмара. Но я, как ни странно, выстоял, и вот наконец-то решил поделится с вами своими заключениями.

Мода на Майдан или больное общество?

Что лежит в основе любого протеста?

1.

Конечно же  то, против чего можно выступать и чему можно противостоять — «за все хорошее против всего плохого». Собственно, под этим лозунгом, таким многообещающим и красочным, и стоял Майдан. Именно ожидание мифической «лучшей жизни» и подталкивало многих стоять на площади Независимости или, как минимум, приходить туда с пирожками и деньгами.

В Киеве еще до ноября 2013 обстановка была очень напряженной. Этому способствовали различные акции и протесты, особенно — торжественная ходьба по центру Киева в честь УПА, организованная сводобовцами 14 октября — изуверы-фашисты почему-то полагают, что Божья Матерь их поддерживает. Так вот, что в интернете, что в самом городском воздухе висело напряжение, будто бы все чувствовали надвигающуюся угрозу.

Еще до того, как Янукович не подписал ассоциацию с ЕС, в обществе стали ходить разные слухи, включая возможность неких «акций» и «мероприятий» в поддержку евроинтеграции.

Такие настроения, в первую очередь, были популярны среди молодежи. Студенчество — вот истинный ледокол революции! И тут начинается самое интересное… Почему они?

Мода на Майдан или больное общество?

Основных причин несколько. Это я выявил в личных беседах со многими участниками шабаша в центре Киева, а именно:

— Нам нужно в Европу. Там хорошо живут, там большие стипендии. Наконец, туда можно «свалить» после университета или хотя бы на каникулы.

— Власть плохая, Янукович вор и уголовник. Что он сделал со страной. У власти одни бандиты.

— На нас давит Россия, пора уже показать ей что мы — украинцы.

— Нужна революция, какой-то социальный всплеск, который освежит народ.

Прямо скажем, меня не убеждали такие заявления. Как правило, кроме громких слов за этими лозунгами ничего не стоит. К примеру:

— В Европе, чтобы хорошо жить, надо много работать, даже  студентам.  Украину в ЕС никто не берет. Взять, к примеру,  Турцию:  полвека является ассоциированным членом ЕС, но не более;

— Реальной альтернативы Януковичу никто назвать не мог, все ожидали легендарного «человека из народа» (ну если Рошенко — человек и народа, то чем Янукович им не подошел?);

— России скорее наоборот, следует поставить в вину то, что больше 20 лет она не очень-то активно вмешивалась в украинские дела. А то, что  украинцы воруют газ, поставляют  дармовую рабочую силу в обожаемую ими Европу — так это весь мир уже понял;

— И наконец, революционная романтика. Борьба, война — то, что так нужно мальчикам и многим девочкам в определенном возрасте. Им нужно чувство этой борьбы, участия в чем-то важном, глобальном,  но при этом, 99% не хочет нести ответственности за свои действия.

Мода на Майдан или больное общество?

Молодые люди уже закончившие вузы, студенты — вот основа майдана. Именно они составили костяк, вокруг которого постепенно стали собираться люди среднего возраста — у них-то работа, семьи, бизнес, дача, им некогда стоять и махать флагами. Но вскоре, особенно после якобы «избиения» беркутом «онижедетей», вслед за чадами вышли люди и постарше, и во многом потому, что детей жаль. Сработал всеобщий родительский инстинкт.

Постепенно две силы, молодая и резкая, и более зрелая  и терпеливая стали смешиваться и перенимать друг у друга: одни терпение, другие идеи.

Вообще социологию Майдана проследить достаточно сложно: сколько приехало людей в Киев вам никто и никогда точно не скажет. Кто они, чем занимались — также не известно.

Но факт остается фактом: примерно треть "жителей" майдана составляли приезжие из Галичины. Комично, очень комично смотрелись надписи «какое-то село/ поселок городского типа — це Европа»…

Люди, во всяком случае многие, шли на майдан с целью поддержать протест против действующей власти — выразить ей свое «фи», потребовать каких-то изменений. Однако, как показала оранжевая революция 2004 года, перевыборы могут произойти и без крови и побоищ,  что явно не играло на руку «хозяевам». Но об этом несколько позже.

Много было киевлян, особенно «интеллигенции» и особенно творческой. Они будто только и ждали момента, чтобы по очереди выпрыгивать на сцену и оттуда проклинать и поносить власть, Россию, власть России и тех других украинцев, которые не поддержали Майдан.

Мода на Майдан или больное общество?

Я беру слово «интеллигенция» в кавычки, потому как глубоко уверен, что истинный культурный и образованный человек не будет уподобляться обезьянам с дубинками, или поддерживать таковых словами или делами. Далее на майдане появляются те, без которых все это не имело бы смысла — националисты…

О природе этих… созданий говорить можно очень долго. Но так или иначе, стоит сказать, что костяком самообороны и ПСов были люди с опытом, «стажем» борьбы и далеко не первой силовой акцией за плечами. Именно они — маргиналы всея Украины, те, кто искали утешения собственных неудач в «Майн кампф» или Донцове, те кто жизнь посвятили подготовке к войне с москалями и «псами режима» во имя абстрактной великой идеи. Именно они, в первую очередь, стали перенимать на себя активность, когда оппозиционеры наскучили людям. Как бы не кричал кролик по кличке Яценюк, как бы старательно не выговаривал слова Кличко — людям надоело их слушать. Одни не пошли на работу, другие приехали с другого конца страны явно не ради любования оппозицией.

 

Тогда-то и начались первые схватки на Грушевского, таинственный снайпер, первые убитые. 

 

2.
Майдан был настоящим убежищем для всех, кому не сиделось дома. Традиционно, таких у нас много, ведь там — настоящая «жизнь» ведь там — что-то происходит. И общественное мнение, на фоне активнейшей работы СМИ, и подачки еврокомиссаров, их обещаний, и — пассивности Януковича — безусловно стало склонятся в сторону майдана.
К этому прибавили моду на все «украинское» и «народное»: ленточки, флаги, вышиванки, казаки и т. д. и т. п. К этому набору притесались и националисты — со своими героями, которые еще до этого были несколько чужды обывателю — бандеры, шухевичи…

Мода на Майдан или больное общество?

Тогда же произошел третий подмен лозунгов. Напомню, сперва люди стояли «за ЕС», потом «против Януковича», а теперь — уже за национальную революцию. О как!
Очень быстро в тренд вошло быть националистом, русофобом и гордится тем, что «козацького роду». Молодежь, которая из-за внутренней пустоты сейчас готова в себя впитать все, что угодно, с радостью восприняла новые идеи — которые так красиво выглядели и гордо звучали.
Огромный процесс майдана занимали… простите, но это так — гопники. Киевские и приезжие. Та обычная гопота, которая страх как любит такие сходки — ну еще бы! Пикник в центре Киева, тебя называют борцом, спишь где хочешь, да еще и милицию можно побить — вот уж сказка.

Думаете, я шучу?

Нет. Одухотворенные лица многих майдановцев прямо-таки излучали образованность на уровне второго класса семилетки, а лампасы на спортивках покрывали щитки. Один характерный говор чего стоил. Судить по внешности грешно — но ведь их поведение… Вот, к примеру, вся, ВСЯ офисная техника, или то, что вообще хоть что-то стоит, было украдено из Киеврады и других помещений, занимаемыми майдановцами.

Мода на Майдан или больное общество?

Правда, в моменты, когда было «жарко», хлопцы из подворотен Троещины куда-то девались, но лишь затем, что бы снова вернутся, ну а сейчас — остаться основным майдановским воинством.

Особый интерес для меня представляло собой участие пожилых людей. Их было не много, но те кто приходили — спаси Господи — они были страшнее Яроша. Нечеловеческие взгляды и речи, проклятья и откровенный мат, а главное — НЕНАВСИТЬ в глазах. Они пришли в ожидании большей пенсии, соц.гарантий, но насмотревшись зомби-тв, постояв под сценой майдана получили смертельную дозу национализма.

Мода на Майдан или больное общество?

Мозг привыкший к наличию идеологии — при которой не надо было бы думать, которая сама объясняла кто враг, кто виноват во всех бедах — вот проблема этой страны. Под эгидой борьбы с советским прошлым, уничтожили все, что было до этого, а теперь заполняют головы людей новым неонацистским бредом. Свято место пусто не бывает. Причем это касается не только пенсионеров — это и молодые люди, в первую очередь. В своем желании быть «Европой» они ушли слишком далеко от действительности, что привело их сегодня к развалу страны, гражданской войне и т. д.

Майдан очень быстро вошел в моду — как и флаги Украины, развешанные на каждой витрине, как и вышиванки, как и идея нации, как и многое другое. Волна моды, всплеск патриотизма и национализма + наличие врага «Россия и ДНР/ЛНР» = в сумме дает потрясающий результат всеобщего хаоса и увлеченности этим хаосом.

Мода на Майдан или больное общество?

3.
Однако, я считаю, что майдан не был бы возможен, будь в Украине здоровое общество.
Украина еще не оправилась от перестроечной болезни, ее все еще лихорадит от советского прошлого, она все еще не может переварить в себе свою собственную историю.
Общество, крайне не здорово — во-первых потому, что за двадцать лет никто не подумал о том, что стоит как-то объединить, консолидировать не только Украину и Галичину, но и Юго-Восток.

Двадцать лет либеральная политика заигрывания с националистами позволяла последним распространять свою заразу, находить поддержку, совращать не достаточно сознательных.

Мода на Майдан или больное общество?

Общество находилось в поисках национальной идеи, и цеплялось за все, что угодно — и ЕС, и теперь уже — за Рейх Украины.
Общество стремительно деградирует из года в год — так как теперь культура и образование превратилась в арену противостояния политиков и идеологий, или точнее — навязывания ОДНОЙ идеологии.

Общество, само по себе не здоровое, потому что… потому что нельзя без России.

Пока Украина была в составе России, такой смуты, смуты в головах! — не было.

Болезнь общества еще и в том, что за двадцать с лишним лет, кроме майданов и бандеровцев Украина так и не научилась что-либо производить.
Вредно быть тобою, Украина…