О важности реформ

Я работал в разных странах, но такой плохой ситуации, как на Украине, не видел нигде. (…) Украина была одной из ведущих республик СССР по доле ВВП на душу населения — 5-е место, но потом скатилась на 9-е. Ее экономика росла медленнее всех: ее обогнали даже Молдова и Киргизстан. Польша 20 лет назад имела равный с Украиной уровень доходов, сегодня она богаче в три раза. Украину обогнали даже Болгария и Румыния, считающиеся самыми бедными странами ЕС. Упущено 20 лет. За это время Украина вернулась к исходной точке — к тому уровню ВВП, какой был у нее в 1990 году. (…)

Что делать для исправления ситуации в экономике и что в политике, понятно, но эти меры несовместимы между собой. Вопрос стоит так: сохранится ли Украина и какой она будет? (…)

Я готов помогать, но реформировать Украину должны украинцы. Реформ еще толком не было, потому что народ любит популистов.

Тут выбирают тех, кто больше обещает, а потом для выполнения обещанного повышает налоги, уровень бюрократии и увеличивает энергосубсидии. Народ не богатеет и… выбирает еще больших популистов. (…) Есть две силы, способные разорвать этот порочный круг,- украинский народ и Владимир Владимирович Путин. (…) То, что случилось в Донецке,- прямое следствие порочного круга. Мне говорят, что реформа будет болезненна. Но ведь и при гангрене ногу приходится ампутировать. Есть только три варианта: или ее отрежут, или она отвалится сама, или пациент умрет. У Украины аналогичный выбор. Где в Ветхом Завете записано, что она должна существовать? Многих цивилизаций и народов больше нет — Урарту, шумеров, хеттов… На украинцах сегодня проводится эксперимент по изменению послевоенного устройства мира, и он может кончиться для них плохо.

Оценка ситуации

Как может страна развиваться, если тратит так много? По экономии бюджетных средств Украина на последнем месте. Госдолг вырос с 12,3 до 45 процентов, бюджетный дефицит достиг 9 процентов в прошлом году (говорят, что эта цифра занижена). 5 процентов ВВП тут тратят на субсидии на энергетику. (…) Последние годы я только и слышу слова "Украина, долг, прокачка, задвижка, "Газпром"" — все время и в разных комбинациях. Я люблю такой показатель, как количество физических объемов энергии (мегаджоулей), который тратит страна на производство одного доллара ВВП. По нему Украина — на 2-м месте, на первом — Туркменистан, обладающий собственным газом. Куда меньше Украины тратит та же Польша, хотя зимы там холодные, территория не многим меньше, да и газа своего нет (на Украине больше собственного газа, чем у Польши угля). Германия с населением в два раза больше украинского потребляет меньше энергии и при этом ее ВВП больше в 10 раз. (…) Ох уж эти европейцы-скупердяи! Нагреют комнату, потом кутаются в пледы, утром у них в домах прохладно — экономят. Может, потому так хорошо и живут, что экономят?..

Пора Украине слезать с "иглы", и высокая цена на газ — прекрасная мотивация, чтобы это сделать. (…) Еще хороший показатель — количество больничных коек на душу населения. Чем их меньше, тем выше уровень развития медицины: технологии прогрессируют, стоимость медуслуг растет, лечат тщательнее и выписывают побыстрее. Украина почти не сокращала число коек, их тут очень много. (…) Страна занимает 144-е место по индексу восприятия коррупции — это тот самый случай, когда дискуссия о том, кто хуже Украины, не имеет смысла. Страна по этому параметру стоит низенько-низенько. А согласно докладу Doing Business, Украина — на 112-м месте по условиям для ведения бизнеса. Для сравнения: Грузия — на 8-м. По уровню жесткости налогового пресса Украина на 164-м месте. Я не знаю, есть ли кто-то ниже, если да, то в этих странах налоговые инспектора, наверное, убивают. По индексу свободы экономики Украина на 155-м месте. Удивительно ли, что ее экономика не растет? (…) Чтобы отправить на экспорт товар в Грузии, нужно 4 документа, на Украине — 6. Что делают эти два документа? Создают самостийность? В Грузии на то, чтобы зарегистрировать имущество, нужно два дня, на Украине — 45. На Украине лучше зарегистрированное имущество?

Что делать?

Нет смысла копаться в прошлом. Потому мы и провели налоговую амнистию в Грузии: можно было затребовать свое налоговое дело до 2004 года и его сжечь. Радикальнее не делал никто, но даже это не означало, что у нарушителей будет второй шанс. Не понявших наказывали: число заключенных в Грузии выросло в пять раз с 2004 года. (…) Украине надо снижать уровень коррупции и налогов. В Грузии битва с коррупцией заняла три года. Есть опыт таможни Мексики: они набрали 1,5 тысячи человек, тренировали их, а потом за одну ночь заменили всех таможенников. Украина может попробовать. А еще ей надо пересмотреть налоги.

Обнал в Киеве "стоит" 13 процентов! Это значит, что очень высокие налоги и от них уходят с помощью высокопоставленных чиновников МВД. Люди готовы платить 13 процентов за такую услугу… Это ж какие тут налоги?! В первую очередь надо снижать налогообложение труда, так как это путь к росту экономики и расширению занятости. Не нужны Украине всевозможные фонды — пенсионный, соцстраха… Это же обман трудящихся! Это же правительство отвечает за выплату пенсий. Зачем отдельный фонд?.. Все деньги все равно поступают в единый бюджет. По налогам: НДС не должен превышать 20 процентов, но он неизбежное зло. Налог на имущество надо централизовать, отдать в регионы, ограничить сверху, а процедуру повышения налогов сделать крайне сложной — вплоть до референдума. (…) Нужно делать так, чтобы Ян Кум (украинец, эмигрировавший в США, создатель мессенджера WhatsApp.- "Огонек"), не уезжая из Киева, создал бы такую же компанию и продал бы ее тут же за 19 млрд долларов. Надо выкорчевывать безжалостно все, что мешает таким Янам Кумам создавать компании. (…)

Мои рецепты: уничтожать лишнее регулирование, уменьшать налоги, ликвидировать субсидии, заложить предельный уровень дефицита бюджета и госдолга в Конституцию, чтобы неповадно было популистским правительствам менять их в угоду своим интересам, стабилизировать валюту и приватизировать как можно больше.

Приватизировать не только в экономике, но и школы, университеты, больницы. Чем больше государство сосредотачивается на защите порядка и охране правосудия, а общество тщательно следит за тем, как оно это делает, тем богаче будет Украина. (…) Нужно уменьшать бюрократию. Я придумал такой тест: наносится ракетный удар по украинским министерствам, а граждане должны сказать, когда будет больно. При этом люди не гибнут, такой вот безвредный удар. Зачем Украине Министерство молодежи и спорта? А Минобразования? Тем, кто читал закон о высшем образовании, все ясно… И даже если такой "снаряд" попадет в Минобороны, ничего страшного не будет, потому что от этого министерства разве что и есть только здание.

Сейчас Украина тратит на армию несколько процентов ВВП. Правильный вопрос: сколько надо денег, чтобы создать армию, как ее создавать и какой она должна быть? Та же история с МВД. Где милиция была в Донецке? Значит, ее нет и в других городах! (…) Во Львове в "ночь гнева" милиционеры попрятались и были организованы народные дружины, чтобы город не разграбили. В частных разговорах на Украине почти все, с кем я общаюсь, говорят: у нас нет армии, милиции, судов, но публично власть продолжает говорить и делать вид, что они существуют.

Проблемы

Плохая экономика усугубляется на Украине сложной внутри- и внешнеполитической ситуацией. Нет простых и элегантных решений, а главное — я не видел, чтобы большинство украинской элиты было готово эти проблемы решать. Я не вижу в ней желания проводить радикальные изменения. Как говорилось в детском стихе, "из болота тащить бегемота". В правительстве есть такие люди, но их немного, жаждущих не остаться во власти, а помочь в тяжелейшей ситуации, когда стране угрожает агрессия, раскол и распад одновременно. (…)

На Украине источником власти является народ. Разве Путин подсыпал бюллетени за Януковича? Украинцы сами его выбрали. Кто является источником власти в стране, где оболванили народ? Сам оболваненный народ. Не дайте себя оболванить снова! (…) Хватит жалеть отдельных людей, пожалейте страну! На Украине революция не завершена. Показатель простой: завершенность революции приводит к смене элит. На Украине какая была элита, такая и осталась.

Перспективы

Если Украина перестанет убивать экспорт бюрократией и пугать бизнесменов чудовищными налогами, проверками и поборами, то она — единственная страна Европы, имеющая достаточно квалифицированных рабочих рук, чтобы потеснить Китай и китайские товары на рынке Евросоюза. Часть китайской экономики, которая обслуживает экспорт в Европу,- 27 млн человек. На Украине уровень зарплат и квалификация рабочих такие же, как и в Китае. Чтобы занять хотя бы половину китайского экспорта в ЕС, нужно переориентировать на это 13,5 млн украинцев. Городская занятость на Украине — 18 млн работающих. То есть задача непростая, требующая инвестиций, но она выполнима.

Источник: журнал "Огонек".