Но вот в Украине существует «Украинская журналистика». Это особый вид журналистики, основным принципом, которой является донести до зрителя мнение журналиста.

Интервью с политиком или чиновником — не более чем удобный повод сделать это. Чем чаще ты будешь о себе заявлять в таких интервью, чем вызывающей будет твое поведение, тем больше вероятность того, что тебя заметят старшие дяди-товарищи по политическим партиям и откроют доступ к депутатскому мандату или «жирному» местечку в государственном аппарате управления страной.

А еще эти дяди, очевидно, звонят в редакции известных СМИ и выдают задания редакторам, указывают мишени для журналистских атак с целью «похоронить» политика, не дать гражданам услышать его, услышать правду. Приведу яркие примеры такой журналистики. Все мы помним, как месяц кошмарили Олега Царёва после взятого у него «интервью» Романом Скрыпиным на «Громадськом телебаченні».

Это интервью больше походило на допрос депутата Службой безопасности Украины.

В конце был задан риторический вопрос — когда началась Вторая Мировая война?! На этот вопрос сегодня не многие дадут единственно правильный ответ… Но вот Роман Скрыпин считает свой ответ абсолютно правильным. После этого растиражированного вырезанного из «интервью» вопроса, десятки «Украинских журналистов» бегали за депутатом, спрашивая когда началась Вторая Мировая война. Бегали толпами и спрашивали хором — в Верховной Раде, на встречах с избирателями Николаева и Херсона, выкрикивали вопрос из-за спин ультрарадикалов, пытающихся избить депутата.

Вот еще один свежий пример «Украинской журналистики». На днях в Верховной Раде состоялась пресс-конференция Ефремова. Председатель фракции партии регионов принес журналистам в парламент фотографии разрушенных домов и погибших людей в Луганской области. Правда была настолько жестокой, что извратить ее можно было только с использованием «Украинской журналистики» и ее основного инструмента — ругани и потока не связных, не логичных вопросов.

Говоря о бомбежке по улице Островского, показывая фото, он говорил: «На этой улице погиб мальчик, которому только вчера исполнилось пять лет… Погибли женщины, которые сидели возле дома и занимались хозяйством. Может быть, у кого-то есть крепкие нервы, и вы можете посмотреть эти снимки, я их вам оставлю», а в это время «Украинские журналистки» перекрикивали его, согласно полученному сценарию политического задания.

И знаете, «Украинская журналистика», как особый вид журналистики, наглядно показывает свою перспективность для самих журналистов. Таким журналистам не надо рисковать жизнью, собирать бутылки при отсутствии гонораров и работы. Они очень быстро растут. Например, журналист «5-го канала» Порошенко — законодателя «Украинской журналистики», Виктория Сюмар после Майдана стала заместителем секретаря Совета национальной безопасности Украины, а журналист Соболев возглавил Комитет по люстрации, Юрий Мирошниченко стал депутатом Верховной Рады от партии националистов «Свобода». Свои профессиональные навыки «Украинской журналистики» они активно используют и сегодня в своей новой работе, избивая политических оппонентов, запрещая передачи и фильмы, извращая события, организовывают потоки лжи, которые вы видите сегодня в сводках АТО на Украине.