Свобода слова «а-ля вильна Украина». Часть I

Елена Бойко вынуждена была бежать с Украины в Россию в августе 2015 года в связи с тем, что СБУ возбудила против неё и её коллеги Романа Богвилишвили дело по ст.110 ч.2 – «за публичные призывы к свержению  власти Украины, финансирование сепаратистских мероприятий, работу на сепаратистско-террористическом медиа-ресурсе и сотрудничество со вражескими СМИ».

Свобода слова «а-ля вильна Украина». Часть I

ЖУРНАЛИСТ НА УКРАИНЕ: ПРОФЕССИЯ ИЛИ ПРИГОВОР? 

За минувший год работа журналиста на Украине не стала легче, говорит она. За короткий промежуток времени под пресс правоохранителей попали несколько десятков журналистов. Власти утверждали, что ищут подрывников и поджигателей войны, но на самом деле речь идет о системном преследовании инакомыслящих.

В случае Елены Бойко СБУ возбудила уголовное дело якобы «за организацию и финансирование сепаратистских мероприятий». Однако в постановлении суда было написано: «За критику власти, одобрение аннексии Крыма, отрицание побед ВСУ на Донбассе и сотрудничество с вражескими СМИ».

«Полнейший и юридически безграмотный бред! Более того, не имея возможности арестовать меня, поскольку я успела выехать с Украины в ходе проведения досудебного следствия, ещё до предъявления обвинения, власть пытается сейчас фальсифицировать дела – причём уголовные! – против моего сына, оставшегося на Украине», – рассказывает Елена.

На западной Украине дела обстоят не лучше, чем в Киеве, Одессе или Харькове, говорит Елена Бойко. До сих пор, с февраля месяца этого года под арестом находится Руслан Коцаба – прикарпатский журналист, записавший ролик с обращением к президенту Порошенко, в котором выступил против очередного призыва в Вооружённые силы Украины.

Этого хватило, чтобы Коцабу обвинили в попытке срыва мобилизации и избрали мерой пресечения содержание под стражей. Ему инкриминируют преступления, совершённые по статьям 111 (государственная измена) и 114-1 (препятствование законной деятельности Вооружённых сил и других воинских формирований).

По словам Елены Бойко, претензии, предъявляемые к сотрудникам СМИ, абсолютно беспочвенны и даже абсурдны:

«Едешь по дороге и видишь военную технику. Или стоишь себе на остановке, а мимо тебя БТР едет. Попробуй об этом напиши! Но говорить о том, что это незаконная публикация сведений и пособничество иностранной разведке – глупо. Потому что пособниками в таком случае выступают военные, выставившие эту технику на всеобщее обозрение».

Свобода слова «а-ля вильна Украина». Часть I

САМАЯ ОПАСНАЯ В МИРЕ СТРАНА ДЛЯ ЖУРНАЛИСТОВ 

Очень сильно на восприятие роли журналиста в обществе повлияли события Евромайдана и конфликт на Востоке: на войне журналист уже мало чем отличается от человека с автоматом. По сообщениям Независимого медиапрофсоюза, говорит Елена, за 2014-й на Украине погибли восемь журналистов – как украинских, так и иностранных:

«Несколько работников СМИ погибли в этом году. Большинство из них ушли из жизни на территории проведения необъявленной войны в Донбассе. За год противостояния более 40 медийщиков побывали в плену. Несколько журналистов находятся там и сейчас».

В итоге Украина стала самой опасной страной в мире для журналистов. И если в 2014 году в Украине погибли восемь журналистов, то за все годы независимости там погибли 63 представителя масс-медиа!

«Подводя итоги уходящего 2015 года можно сказать, что работать журналисту на Украине проще не становится. Мешают война, общественное противостояние и отсутствие саморегулирования: ни правовой базы, ни медийного профсоюза как такового не существует. А политика страны противоречит Закону об информации», – считает украинский журналист.

Свобода слова «а-ля вильна Украина». Часть I

А СУДЬИ КТО? 

По мнению Елены Бойко, эта «революция» в 2013-2014-х годах состоялась благодаря социальным сетям и активной поддержке «5 канала», принадлежащего Порошенко. Кроме того, СМИ становились участниками самых разнообразных политических разборок. За это время на Украине широкое распространение получило такое явление, как «джинса» – публикации однобокого содержания, размещенные на платной основе с целью дискредитации той или иной персоны.

При этом, считает Елена, оценку действиям журналиста может дать только суд, что чревато материальными проблемами для издания, потерей репутации и, как видим, уголовным преследованием.

«В профессиональной среде, в принципе, отсутствует понятие арбитража, который мог бы взять на себя несудебное решение вопросов об этической стороне работы тех или иных представителей СМИ», – говорит она.

Единственным способом избежать в будущем неправового обращения с журналистами и инакомыслящими является законодательное обеспечение. В том числе и внесудебным путём.

Поэтому перспективы деятельности СМИ на Украине в ближайшее время не дают поводов для оптимизма. Ситуация всё ещё останется непростой. И каждый раз, принимая решения, журналистам придётся действовать на свой страх и риск.