Уходящий год прошел на территориях, подконтрольных президенту Порошенко, под знаком борьбы за федерализацию. После котлов в Иловайске и Дебальцево стало понятно, что существовать в прежнем унитарном формате Украина не сможет. Минские соглашения закрепили курс на децентрализацию и переформатирование государства. И начались локальные битвы в регионах за увеличение прав и полномочий местных советов и этнических меньшинств.

Первая встрепенулась Бессарабия. Территория, находившаяся с 1918 по 1940 год в составе Румынии, заселена болгарами, гагаузами, молдаванами и цыганами. Прошлой зимой работники военкоматов боялись даже сунуться в бессарабские села за рекрутами для «АТО», так как их там ждал отпор. В марте состоялось первое заседание «Народной рады Бессарабии», декларировавшей деятельность на благо края. Однако СБУ подавила автономистские инициативы организации: участники первого съезда были задержаны, один из создателей НРБ Артем Бузила получил срок три года и восемь месяцев.

Потом подтянулась Одесса. Возникло движение за воссоздание зоны порто-франко. Его активисты собрали 40 000 подписей одесситов за зону свободной торговли. Лидер движения Алексей Цветков регулярно приглашается на беседы в СБУ — жить спокойно ему не дают.

Или федерализация, или развал

Затем активизировалось Запорожье. Индустриальному региону-донору с плохой экологией надоело кормить с помощью межбюджетных трансфертов паразитов-реципиентов из западных областей. Запорожье потребовало увеличения количества налоговых поступлений, закрепленных за местным бюджетом, и особого статуса для области. Последовали репрессии со стороны СБУ. Недавно бдящие за безопасностью в стране полностью сорвали съезд громад в поддержку специального правового режима в Запорожской области. В результате — допросы, обыски, изъятие компьютерной техники.

Казалось бы, при столь жестком административном давлении все автономистские инициативы обречены на провал, но 12 декабря произошло событие, которое должно изменить ход борьбы за права регионов. В Закарпатье состоялось заседание объединения приграничных органов самоуправления, где представители 114 населенных пунктов края заявили о желании создать отдельный венгерский район с центром в Берегово. Венгерская партия КМКС на октябрьских местных выборах получила большинство в областном и городских советах Закарпатья. Да и лицом инициативы о создании венгерского района выступил народный депутат от блока Порошенко Василий Брезович.

Реакции СБУ не последовало. Дело в том, что венгры Закарпатья — это не бессарабские гагаузы и не запорожские заводчане. Закарпатские мадьяры при активном содействии официального Будапешта в своем большинстве давно обзавелись паспортами Венгрии. Прессовать граждан Евросоюза СБУ не осмелится, так как сразу разразится международный скандал. Венгры долго требовали у Киева одномандатный округ на выборах в Верховную Раду. Президенту Порошенко пришлось пойти на уступки и дать проходное место в партийном списке своей политической силы представителю венгров Василию Брезовичу.

Пока не проснулись Черновцы — Буковина ведь в свое время была и Австро-Венгрией, и Румынией. Да и популярность сообществ в «Фейсбуке» с названием PolskiLwow стремительно растет.

Современная Украина напоминает лоскутное одеяло, сшитое из совершенно непохожих друг на друга обрезков. Регионы совсем неоднородны по своему экономическому и культурному развитию, национальному составу и религиозным традициям. Одесситы считают дикостью тот факт, что волыняне встают в грязь на колени, когда мимо проезжают катафалки с навсегда отвоевавшимися участниками «АТО». Для львовян неприемлемо присутствие в городах юго-востока памятников Ленину. Страна трещит по швам под грузом взаимных противоречий между представителями разных краев.

Снизить градус напряженности сможет только федерализация. Тогда галичане перестанут лезть в чужой монастырь со своим уставом, и одесситы прекратят язвительно насмехаться над архаичностью западенцев.

О необходимости федерализации в свое время высказывались такие выдающиеся политические деятели, как Михаил Грушевский и Вячеслав Черновол, но история распорядилась так, что у них не было возможностей для ее претворения в жизнь. Под болтовню о федерализации пришел к власти Виктор Янукович, но потом поленился ее осуществить, за что и поплатился.

Или федерализация, или развал

Соборность Украины — это замшелый миф из позапрошлого века, мешающий сейчас поступательному развитию государства. Вместо того чтобы вести планомерную работу у себя на местах, регионы беспрерывно переругиваются между собой. Конечно, такой узурпатор власти, как Порошенко, не хочет делиться полномочиями с регионами. Бюджетный пирог сладок и вкусен, бесчеловечный кондитер жаден и не хочет отдать краевым элитам даже маленький его кусочек.

Тех, кто выступает за федерализацию, майданные пропагандисты огульно клеймят «сепаратистами», но они на самом деле борются за сохранение Украины как государства. Или Украина станет федерацией в нынешних границах, или в ее составе со временем останутся лишь девять центральных областей — других вариантов не дано. Политик, который проведет реальную, а не фиктивную децентрализацию, обязательно войдет в историю. Его памятники украсят центральные площади будущих федеральных центров, имя его будет вписано в учебники. Порошенко этот шанс уже, похоже, упустил, и он останется в народной памяти кровавым мясорубом, заварившим горькую кашу гражданской войны.

Закарпатские венгры подали хороший пример другим регионам, как надо отстаивать свои права. Надеюсь, что с федерализацией сработает принцип окна Овертона и эта идея станет популярной в массовом сознании украинцев. Подлинная красота Украины заключается в ее разнообразии. Нельзя всех граждан ровнять под одну гребенку. Федерализация обязательно рано или поздно состоится. А те храбрецы вроде Артема Бузилы, кто временно лишился свободы в борьбе за федерализацию, будут удостоены звания «Герой Украины».

Всеволод Непогодин

Оригинал публикации