Ольга Слезко: Реформы — это когда человеку становится лучше, а не наоборот

Итоги года — грустные. Во многом причина сокращения социальных выплат связана с тем, что в бюджет заложены огромные суммы на военные расходы, на лечение и реабилитацию инвалидов АТО, для которых деньги будут выделяться в первую очередь, а уж потом — остальным. При этом старые выплаты практически заморожены, например, такие социальные пособия, как «детские деньги» (пособия на детей старше трех лет).

— Какую же модель экономического развития выбрала Украина?

— Никакую. Нет, точнее — африканскую. Когда разваливался СССР и в Беловежской пуще приняли решение о разъединении союзных республик, мы взяли за основу нашего экономического развития монетаристскую модель, что означает — развитие страны при многочисленных ссудах и кредитах. По этому пути пошли практически все африканские страны, которые провозгласили независимость в 60-70-е годы прошлого века. Бывшие французские колонии отказались от франка и ввели свою валюту, а МВФ навязал этим молодым странам кредиты, пообещав государствам реформироваться и помочь населению богатеть. Однако эти кредиты безжалостно разворовывались, а люди просто проваливались в нищету.

Любую страну международные эксперты определяют по макроэкономическим показателям: ВВП, инфляции, безработице и другим. Так вот, по мнению немецких экономистов, мы стоим в одном ряду с Ганой, и тут обижаться нечего.

Но был еще один путь — китайского типа — при котором тайцы взяли за основу институциональную модель, что означало строительство собственных заводов, производств, расширение рынка труда. Современный Китай сегодня практически не заимствует, а производит свое: машины, технику, одежду и так далее, при этом растет их ВВП. Да, может быть, их товары не столь конкурентоспособны по отношению к европейским брендам, но в то же время ими пользуются люди не очень высокого достатка. Мы же взяли кредиты и ничего не стали делать сами.

Ольга Слезко: Реформы — это когда человеку становится лучше, а не наоборот

— Однако, что же произошло за последние два года?

— Украинцу твердят на протяжении многих лет: «потерпи, потерпи, потерпи», и при этом постоянно обманывают и обворовывают. Реформы — это когда человеку становится лучше, а не наоборот.

Проблема Украины в том, что практически всем правительствам Украины был совершенно не нужен простой человек. А ведь получение траншей МВФ, за которые тебя держат как на поводке, — не есть реформы. Сегодня в Украине — катастрофическая демографическая ситуация: идет страшная убыль населения, причем не связанная с войной на Донбассе и потерей Украиной Крыма. Ведь не секрет, что в Украине медики фиксируют рост суицидов среди стариков, которые не могут оплачивать собственное жилье, не способны оплатить даже минимальное лечение, иными словами — элементарно выжить.

— Ольга Александровна, какую оценку вы дали бы правительству Арсения Яценюка, рейтинг которого сильно упал?

— Арсений Яценюк выполняет требования МВФ, и фигура он не самостоятельная. Недавно я была на ежегодном инвестиционном форуме и общалась с западными инвесторами, которые откровенно признаются, что не хотят инвестировать в Украину: ни в ценные бумаги, ни в производство. Несмотря на то, что иностранцы защищены специальным международным фондом гарантий инвестиций, они все равно опасаются Украины как партнера и не хотят иметь с нами никаких дел. Инвесторов пугает наше законодательство, точнее, его отсутствие, пугает не адаптированная судебная система, при которой они не могут выиграть судов при банкротстве и т.п. Почему их не может убедить ни в чем Яценюк? Ответ на этот вопрос вам известен.

— На ваш взгляд, чем Украине грозит разрыв отношений с Россией?

— В социологии и экономике существует такое понятие, как ткань общества. Вот эту ткань беспощадно рвут, режут, причем это началось не в 2014 году. Географически мы очень близки с Россией по сей день, несмотря на то, что происходит в политике. А в Европе нас совсем не ждут: наши товары не конкурентоспособны, а кроме сырья и пшеницы у нас и купить-то нечего, товары, которые производит Украина, не нужны европейцам. Разве мы создали свой компьютер, как это сделали индусы? Или изобрели новый смартфон? В Украине, правда, еще пока покупают «мозги» — выпускников технических ВУЗов, чаще программистов, математиков. На экономику очень влияет ставшая нездоровой традицией смена власти, ее цикличность, точнее — маятникообразные движения то в сторону сближения с Россией, то резко — от нее. Как шутил Зощенко, «…всё это очень отвлекает от выпивки и закуски». Всё начиналось еще в 2004 году, когда произошел откат от России, еще при Ющенко, а теперь ситуация стала еще боле удручающей. Однако люди очень переживают, пристально следят за политическим карнавалом и при этом обманываются каждый раз.

Ольга Слезко: Реформы — это когда человеку становится лучше, а не наоборот

— Вернее, их вновь обманывают. Ольга Александровна, и как теперь с этим жить? Что говорить людям, как объяснить, что лучше ситуация в ближайшие годы в Украине не будет?

— Безвыходных ситуаций не бывает. Украинский народ закален многолетними страданиями и умеет терпеть. В Украине нужна реальная деолигархизация капитала, миллиарды которого можно было бы использовать для возрождения экономики.

Никогда нельзя терять надежды на изменения в лучшую сторону. Если у нас пройдет не на словах, а на деле, реальная децентрализация, то даже банковскую систему можно было поделить на благо регионов, чтобы те не обескровливали центр.

За 25 лет криминальный капитал превратился в никем не контролируемый олигархат, в так называемый «капитализм для своих». Клановый капитализм закрытых групп, или семей, уродует экономику страны. В идеале Украине необходимо развиваться путем переговорного процесса всех со всеми, но пока не получается: льется кровь, а когда льется кровь, говорить об экономике, экономическом благополучии очень сложно.

— Сегодня платежки за электроэнергию, коммунальные услуги, воду и газ приводят в отчаянии даже стойких.

— Граждане страны, пусть и в отчаянье, вынуждены будут платить, чтобы не потерять жилье, не оказаться на улице. Однако правительство обязано было провести адекватные расчеты, должна быть также взвешенной ценовая политика. Почему у нас с бухты-барахты повысили тарифы в семь и более раз? Этот вопрос вы и задайте Яценюку.

Несколько лет назад нечто подобное было в Грузии. Я прилетела на конференцию в Тбилиси, а там из окон многоэтажек торчали трубы, а из закопченных окон валил дым: грузины отапливали свои квартиры буржуйками. Мост царицы Тамары буквально был закопчен и утопал в сизой, едкой дымке. Мой друг — коренной тбилисец, экономист, доктор наук, говорил, что они жили несколько лет исключительно на кухне, потому что зимой в его элитной квартире в центре города было дико холодно. Там, на кухне, он и написал свою докторскую диссертацию. В его большой комнате-библиотеке лежали дрова, которыми они две или даже три зимы подряд отапливали квартиру. К слову, лифт у них в доме был платным, что меня тоже поразило.

Ольга Слезко: Реформы — это когда человеку становится лучше, а не наоборот

— Два года назад в Киеве ликвидировали институт фундаментальных исследований в области международной мировой экономики. Как вы думаете, зачем это было сделано?

— В каждой стране — развитой, неразвитой — есть институт фундаментальных исследований в области международной экономики, чтобы можно было видеть место своей страны в глобальных экономических трендах…

Я заведовала там сектором финансов и проводила исследования по теме поведения валюты, движения потоков капиталов, изучала, как вписывается Украина в мировые фондовые рынки. Мы очень плотно сотрудничали с аналогичным российским Институтом Мировой Экономики РАН. Но сейчас все контакты прерваны и уже не восстановятся. Многие наши старики, уйдя на вынужденную пенсию, умерли, а оставшиеся — разбрелись кто куда. Почему ликвидировали институт — сказать сложно. Наверное, Украина не готова искать свое место в общемировом экономическом пространстве. Ее власти, очевидно, еще так и не определилась, кто ее враги, а кто друзья.

Беседовала Полина Орловская