11 октября, через 42 месяца, через 1276 дней после начала АТО

Глава СБУ Грицак внезапно прозрел.

По его мнению, «АТО является АРМЕЙСКОЙ! ОПЕРАЦИЕЙ!», которой должен руководить армейский штаб, которому подконтрольны сухопутные войска, военно-морские силы и другие военные спецподразделения.

А в СБУ НЕТ! СРЕДСТВ! ДЛЯ УПРАВЛЕНИЯ! контртеррористической операцией на Востоке Украины.

Прелестно.

Это важное и перспективное признание, но есть проблема.

Закон говорит, что антитеррористической операцией командует антитеррористический центр, действующий в структуре именно СБУ.
А Конституция требует специальных решений про использование вооруженных сил в случае необходимости, и говорит о невозможности использования вооруженных сил для ограничения прав и свобод граждан.

Но вернемся к прозрению еще раз.

Грицак, точно зная нормы действующего законодательства, внезапно утверждает, что

1. АТО — армейская операция.
2. СБУ не справится с управлением АТО.

Как по мне, — так это явка с повинной.

За военные и гуманитарные преступления.
За использование армии против народа.
За захват оружия, заложников, убийства.

Но, собственно, новостью в этом всем является только сам факт публичного признания.
Почему признание появилось сейчас?

Ведь год назад глава СБУ смело и гордо именовала себя «директором войны» и решительно брала на себя ответственность за события.