О Донбасских законопроектах

Ключевые положения:
— РФ совершает вооруженную агрессию в отношении Украины;
— территории ОРДЛО оккупированы РФ;
— вооруженными силами Украины в Донецкой и Луганской областях будет руководить Объединённый оперативный штаб ВСУ;
— срок действий ныне действующего Закона Украины «Об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» продлевается на 1 год.

Для чего:

1. Попытка избежать формального проигрыша в «Минских играх». Ведь 18 октября оканчивается срок действия действующего Закона Украины «Об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», который был принят в 2014-м году сроком на 3 года. Формально также отменяется «АТО» и заменяется на не установленной законодательством правовой режим «сдерживание и отражение агрессии РФ».
2. Мягкий отказ от неудобных Минских соглашений, принятых после Иловайска (первые) и Дебальцево (вторые), и под тяжелейшим военным и политическим давлением; путем замены конкретных, дублирующих практически полностью Минские соглашения норм закона 2014-го года, на аморфные отсылки на Минские соглашения, которые (соглашения), к тому же, стороны трактуют очень по-разному (извечный вопрос — безопасность или политические пункты фактически остановил выполнение Минских соглашений).
3. Пиар на правом политическом поле и перехват инициативы у НФ (Турчинов первый предложил идею законопроекта) — попытка гарантировать если не поддержку, то лояльность правых и радикалов на парламентских и президентских выборах 2019 года. Именно поэтому появились положения о «вооруженной агрессии» РФ, «оккупированных территориях» и т. д. Номинальное завершение «АТО» также может быть использовано в электоральной компании, как выполнение обещания ПУ «завершить АТО за 2 недели». Именно в борьбе.
4. Расширение полномочий Президента Украины путем:

 А. Создания Объединённого оперативного штаба ВСУ (ВСУ, МВД, Нацполиция, ГСЧС, иные воинские формирования) вместо штаба АТО под руководством СБУ;
 Б. Предоставления Президенту Украины права  использования Вооруженных Сил и иных воинских формирований по согласованию с парламентом (но не установлена процедура получения такого разрешения, сроки и что случится, если Президент не получит такого разрешения).

Последствия:

1. Скорее всего, речь идет о новой стратегии Украины, согласованной с частью международных партнеров — замораживание конфликта, постановка «Минска» на паузу и отказ от давления на Украину в части выполнения Соглашений;
2. Политико-правовое переформатирование конфликта на Донбассе в «украино-российскую войну»;
3. Признание существования «оккупационной администрации» — попытка лишить переговорной объектности руководителей «ДЛНР» — поставить вопрос в отношении целесообразности деятельности Минских переговорных групп. Хотя в СМИ уже давно «террористы» и «боевики»;
4. Признание территорий ОРДЛО оккупированными означает отказ Украины от своего правового суверенитета над этими территориями в части ответственности. Теперь граждане, проживающие там, не смогут подавать иски на Украину за понесенный ущерб. А по некоторым оценкам, в международные суды уже подано от 1,2 до 4-х тысяч исков на действия украинских органов власти, военных, разных правоохранительных органов на Донбассе. Правда, в теории, законы не имеют обратной силы (кроме случаев гуманизации);
5. В любом случае, в Президентском, да и во всех остальных законопроектах отсутствуют реальные механизмы и процедуры интеграции Донбасса — экономические, правовые, социальные, информационные. Поэтому это закон для Украины, а не для Донбасса. Он имеет мизерные шансы на реализацию.
6. Оппозиция «шатает» выборы.
7. Это отвлечение внимания от «реформ» — судебной и пенсионной;
8. Это также картинка для запада в стиле — «мы не можем реализовать Минские соглашения, потому что радикалы не дадут».

Дальше «ВСЕ будет Донбасс»?