В июле пройдут два важнейших мероприятия — форум «Инициатива трех морей» во Вроцлаве (платформа для диалога стран центральной и восточной Европы), куда поедет Трамп, и G20 в Гамбурге. Президента Украины не пригласили туда даже в роли разносчика кофе с сырной нарезкой.

Но и в Польше, и в Германии будет поднят украинский вопрос. Всей мировой общественности понятно: Порошенко не собирается выполнять Минские соглашения. Его лапшу видеть на своих ушах больше никто не хочет, а потому велика вероятность, что Петра Алексеевича в некой форме попросят на выход из «Минска».

К такому развитию событий нынешняя власть начала подстраховываться, а сегодняшнее заявление Турчинова — первая ласточка. Объясню, что следует из бреда главы СНБО.

Первое — военный блок

Власть наконец решила «завершить» АТО как дестабилизирующий и раздражающий всех термин. Отказавшись от него, Порошенко выбьет козыри из рук критиков: мол, у тебя АТО, которое ты тянешь уже три года, и никак не завершишь. Но тут возникла нестыковка.

Если отменить АТО и не ввести военное положение, то украинская власть не сможет на законных основаниях продолжить обстреливать из артиллерии своих же граждан на Донбассе. Военное положение ввести нельзя — при его наличии невозможно проводить выборы. Соответственно, нужен другой термин. И его Турчинов озвучил — гибридная война.

Почему гибридная, а не обычная?— После объявления РФ реальной войны их регулярной армии ничего не помешает, допустим, через пару часов зайти в Киев.  Норм военного международного права они тем самым не нарушат.

Второе — экономический блок

Турчинова смущает, что территории Донбасса до сих пор имеют статус неподконтрольных. А он хочет назвать их оккупированными. Разница заключается в том, что если украинская власть признает регион оккупированным Россией, то она снимает с себя финансово-экономическую ответственность за него.

Нынешняя власть просто больше не хочет слушать упреки, что они не платят Донбассу пенсии, социальные и прочие выплаты. Согласно закону, разрушенную инфраструктуру тоже должна восстановить страна-оккупант. То есть официальный Киев хочет, чтобы Москва отремонтировала Донецк-Луганск.

Более того, в Раде лежат проекты законов, по которым на Россию хотят возложить и гуманитарную ситуацию. А это уже попытка снять с себя ответственность перед международными инстанциями, прежде всего, Евросудом по правам человека, куда иски от украинских же граждан с Донбасса поступают непрерывно.

Третье — политический блок

Турчинов говорит об учреждении некоего органа — оперативного штаба, который будет контролировать на востоке и гражданских, и военных. То есть он хочет ввести на Донбассе военную диктатуру, в рамках которой будет запрещено проводить выборы среди «неблагонадежного» электората.

Четвертое — подавление протестов

В заявлении Турчинова звучит: «Предоставление президенту права применять ВСУ». И тут у всех вопрос: а разве на Донбассе все это время украинская армия не воюет? Воюет. Но речь не про Донбасс.

У гибридной войны нет границ, а агенты Кремля повсюду. Соответственно, речь идет о том, чтобы президент смог подавить любой протест граждан и зачистку территории силами ВСУ.

Резюме простое: ни проводить выборы, ни платить пенсии, ни восстанавливать мир, ни выполнять Минские соглашения в целом нынешняя власть не планирует. Все понимали это и раньше, однако сегодня через Турчинова они обозначили эту позицию — агрессивную и воинственную — четко.

Киев включил режим шантажа. Но шантажистов, как известно, не любит никто. Вместо Вроцлава и Гамбурга Порошенко остается ехать только в свое село под Винницу.

 

Ссылка на источник: Официальный сайт Александра Клименко