Термин «хунта», коим так любили маркировать постевромайдановскую украинскую власть, уже несколько вышел из употребления в России. И это хорошо, и это правильно, хотя бы из-за его фактологической неточности. Но страсть к расклеиванию ярлыков, конечно, осталась. Въедливая привычка, значительно упрощающая жизнь.

От того щедро, как конфеты на свадьбе, раздают ставшие уже привычными эпитеты вроде «фашисты», «нацисты», позиционируя Украину как Германию 30-х, 40-х, а украинское правительство — как верхушку Третьего Рейха. И бонусом — соответствующий антураж, оформление, в котором Пётр Алексеевич выглядит так, будто пробовался на роль в «Бесславных ублюдках», но не прошёл.

Да, модус операнди логичен, понятен. Однако за ним теряется суть, обрубается всё истончающаяся нить главного, идущего под категорией «сотрудничество».

Оставим тезисы, озвученные Гоголем, Репиным, Горьким, Рыльским и другими достойными людьми, о единстве русского и украинского народов, необходимости их бытия в гармоничной симфонии — оставим, чтобы не закопаться в ворохе опавших листьев истории, хотя мне данное понимание, несомненно, близко, — но заявим, как минимум, необходимость нормального партнёрского сотрудничества.

Украина может сколько угодно — по делу и нет — говорить о своей самостоятельности, но именно Россия была главным её инвестором всё это время. Других, особенно учитывая последние европейские и американские заявления, пока не предвидится. Россия, несомненно, видит в Украине стратегический регион, который нельзя потерять ни при каких обстоятельствах. Кремлю это необходимо хотя бы для того, чтобы не получить под своими границами радикально-русофобское государство, чьи вооружённые батальоны, рождая аллюзии на татарские орды, станут делать набеги в «горячие точки» страны. России нужна Украина. Если не дружественная, то нейтральная.

Значит, необходимо договариваться. И договариваться, прежде всего, с нынешней украинской властью. Фактор народа тут, безусловно, тоже немаловажен, и он сейчас не на российской стороне. Однако первична всё-таки власть. Стоит ей чуть скорректировать курс, добавить в дурман агитпропа новых оттенков, и риторика многих украинских граждан изменится. Возможно, они, привыкшие ретранслировать, и сами не заметят того.

Нынешний российский маховик работает так, чтобы украинскую власть дискредитировать и, как следствие, в идеале ликвидировать. Но этого не случится. По многим причинам: от американской поддержки до отсутствия внятных альтернатив (не рассматривать же «региональные» осколки как серьёзного политического игрока?). Новое украинское правительство ещё не вызрело в инкубаторах. От того будет старое. И с ним надо вести диалог, выстраивать отношения. Уже сегодня.

В США поняли это отсутствие новых сильных, ярких персоналий. Не считать же таковыми воинствующего радикала Дмитрия Яроша или «регионального» ставленника Олега Тягнибока? Их электоральные успехи не предполагают повод для зависти. От того ставка делалась на проверенных бойцов вроде Порошенко, Турчинова, Яценюка и прочих. Кто-то сотрудничал давно, кто-то начал после Евромайдана. Так или иначе let's make the business стартовал.

Тем нелепее создание образа таких себе фашиствующих путчистов, выбирающихся из подполья и завоёвывающих Украину. Нет, всё куда безвкуснее, прозаичнее. Людей приняли на работу, положили оклад и заставили отрабатывать. А массовка обеспечила праздничный антураж этого, в общем-то, будничного мероприятия. Жаль только, что для неё роли использовали обманутый радужными ожиданиями и измученный тоскливой действительностью украинский народ.

Людей, пришедших в Украине к власти, лучше всего характеризует следующая дефиниция — «менеджеры». Не управленцы, не лидеры, а именно — менеджеры. Из тех, кто в нулевые забил поры рабочего постсоветского пространства. Из тех, кто превратился в символ чего-то хлыщеватого, жадного, халтурящего, непрофессионального. Много эффектных слов (часто неуместных в своём диссонансе с общим контекстом), много напускного пафоса, много показушных действий — в общем, как говорят в офисах, полная ИБД (имитация бурных действий).

И в этом аспекте украинские власть имущие оказались плоть от плоти части украинского народа. К тому же ещё и не лучшего свойства.

К тому же ещё и не лучшего свойства. Управлять страной оказалось не так елейно-легко, как лапшёй обещаний электорат украшать.

И в год президентства Петра Порошенко это особенно заметно. Война — или антитеррористическая операция — не закончена. Мобилизованные украинцы отправляются на бойню, хотя речь шла исключительно о контрактниках, чтобы вернуться в никуда. Безвизового режима с ЕС нет. И даже Roshen не продан. Впрочем, когда и где президентские обещания выполнялись? Тем более в условиях внутреннего диссонанса и внешнего давления.

Главная проблема в другом — в том, что, судя по риторике, действиям, у правительства Украины нет внятной оценки собственных действий. Нет адекватного понимания ситуации. Много велеречивости, алогичности, шараханий и конфликтов внутри. И ещё больше гонора.

Вот этим России необходимо воспользоваться, если она хочет не допустить новых ошибок. Воспользоваться внутренним раздраем, алчностью и манией величия украинских властей, которые неизбежно приведут к дестабильности всего государственного организма. Ведь, как верно заметил чешский романист Милан Кундера, в основе важных политических, исторических процессов, которые на первый взгляд представляются сложными, особенными, невероятными, лежат в сущности те же механизмы и факторы, что управляют личными обстоятельствами (совершенно банальными и очень даже человеческими).

Потому надо работать именно с этими людьми. С этой украинской властью. Как с менеджерами, коих интересует личная выгода и только. Ведь для менеджеров в отличие от «фашистов» убеждения неважны. Они, лишь так, предмет для красивого монолога. А вот бонусы и красивая жизнь — им весьма кстати.

Потому если торговаться, то, что называется, по-взрослому. И тогда будем всем если не счастье, нет, то относительное спокойствие.