Если злоумышленникам — кем бы они ни были — удалось добраться до второго человека в республике, это означает, что теоретически они способны дотянуться и до первого, поскольку качество охраны у того и другого должно быть примерно равным. Вывод может быть только один: Россия, опекающая Донбасс, должна, видимо, уделить больше внимания положению дел в области предотвращения терактов, направленных на устранение чиновников, отвечающих за положение дел в республиках. Соответствующий опыт, специальные знания, необходимые ресурсы у ФСО в наличии имеются.

Естественно, в республике обсуждаются разные версии произошедшего. Наибольшей популярностью, как обычно, пользуются наименее достоверные: люди охотно принимают на веру странные измышления об инсценировке или попытках устранения Ташкента «своими» — российскими спецслужбами, либо недоброжелателями из самой республики. Обе версии представляются слабыми по очень простым причинам. Полагать, что Михайлов оседлал очень серьезное взрывное устройство в расчете на то, что оно взорвется по точно какой-то безопасной схеме, не нанеся никакого ущерба, наивно, поскольку взрывчатка далеко не всегда повинуется взрывнику. Тем более, что, по моим данным, состояние Ташкента в данный момент вдалеко от идеального.

Мог ли бизнес — а ущемленных в результате деятельности Михайлова интересов в республике хватает — пойти на устранение главного «мытаря» республики? Этого нельзя исключать, хотя для организации покушения такого уровня понадобилась бы концентрация неслыханного объема ресурсов — денежных и других. Взрывное устройство было установлено на машине, а это значит, что в структуре охраны Михайлова удалось найти слабое звено. Кстати, не раскрою секрета — об этом известно в республике всем — Гиви тоже погиб не в результате обстрела его кабинета с улицы, как гласит официальная версия, взрыв произошел внутри кабинета. Утверждают, что заминирована была батарея отопления.

Это вовсе не означает, что в окружении командующего батальоном «Сомали» нашлись предатели. В такой гражданской войне, как на Украине, степень инфильтрации агентов противников в самые разные силовые структуры должна быть довольно высокой. На Украине и в народных республиках проживают люди, неотличимые друг от друга.

Тем не менее, организация покушения деловыми кругами, хотя и возможна, но представляется все же маловероятной, поскольку в данном случае речь не идет об обычной бандитской разборке, где победу одерживает тот, кто убил первым. Очевидно, что и контрразведка и МГБ будут очень серьезно заниматься выяснением, кто стоит за этим терактом и шансы на раскрытие дела нельзя назвать нулевыми. Даже если предположить, что у российских спецслужб был зуб наТашкента, едва ли бы он сумел выйти относительно сухим из воды, если бы покушение организовали специалисты из России.

Досужие домыслы о том, что якобы Москва прочила Михайлова на место Захарченко и тот решил устранить конкурента тоже несостоятельны, поскольку Ташкент — это сугубо теневая фигура, в силу некоторых особенностей характера и поведения он не может эффективно действовать в пространстве публичной политики. На него как на преемника нынешнего главы ставку не сделали бы ни при каких обстоятельствах. Да и вообще в ДНР в отличие от ЛНР ликвидация политических конкурентов не стала традицией.

Республиканские власти уже объявили о задержании группы диверсантов, действовавших по заказу Главного управления разведки Министерства обороны Украины. Я не знаю, кто был задержан и на каких основаниях, но версия об украинской ДРГ, как и в случае с убийством Моторолы и Гиви, мне кажется наиболее правдоподобной. Здесь просто очень легко ответить на вопрос, кому и почему выгодно. Устранение второго человека в республике, отвечающего за функционирование экономики и налоговую политику — это по-настоящему болезненный удар по системе управления ДНР. Михайлова в республике считают человеком грубым, жестким, деятельность которого непрозрачна и отдает криминалом. Однако вместе с тем, даже его отчаянные критики не отказывают ему в профессионализме. Очень многие удачные экономические решения и победы, пусть даже весьма скромные, если говорить о подлинных нуждах жителей ДНР, — дело его рук. Удачное покушение, конечно же, способствовало бы разрушению сложившегося порядка хозяйствования вне зависимости от того, можно ли считать этот порядок полностью цивилизованным.

Республика потеряла бы одну из основных опор собственной, пусть и далекой от совершенства, стабильности. Диверсионная война — это тот инструмент, который в виду отсутствия успехов на фронтах, позволяет решать задачи нанесения серьезного ущерба республикам, но не военными методами, а средствами террора. Я ни вижу ни одной причины, почему нынешние спецслужбы Украины отказались бы от использования этих средств.