Тема ввода миротворческих сил в зону конфликта обрела новое и неожиданное звучание. Сперва о том, что Порошенко работает над соответствующим пунктом, который может быть внесен после его выступления в конце сентября на сессии Генассамблеи ООН в закон о реинтеграции Донбасса — заявила представитель главы Украины в Верховной Раде Ирина Луценко. Сегодня поручение главе МИД РФ внести проект резолюции в Совбез безопасности ООН о размещении миротворцев на линии соприкосновения в Донбассе уже дал президент России Владимир Путин.

Очевидно, что понимание статуса и функций миротворческой миссии у руководителей Украины и России кардинально разнятся, однако некоторые точки соприкосновения в их трактовке можно найти. На самом деле размещению миротворцев ООН должна предшествовать сложная и долгая процедура, поскольку ввод контингента возможен при соблюдении целого ряда условий. В первую очередь должна быть обеспечена безопасность «голубых касок», которые понимаются как сила, удерживающая стороны конфликта от новых боестолкновений. Для этого специальная комиссия СБ должна изучить обстановку на месте, подготовить соответствующий доклад генсеку ООН. После этого просчитывается соответствующий бюджет и «голубые каски» входят в зону конфликта.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Украинский МИД выступил категорически против предложения Путина о вводе миротворцев

Безопасность, по словам Путина, должна быть обеспечена выполнением первых пунктов Минского соглашения, предписывающего сторонам отвести вглубь собственных территорий тяжелое вооружение и войска. Таким образом, на линии соприкосновения будет создана демилитаризованная зона, которую миротворцы смогут взять под свой контроль. Ничего сногсшибательного в этой схеме нет, она была неоднократно опробована в целом ряде конфликтов, в том числе и с участием военнослужащих из России, действовавших по мандату ООН в разных странах, как на пространстве бывшего СССР, так и за его пределами — в Южной Осетии, Абхазии, Приднестровье, Таджикистане, Боснии и Герцеговине, Косово и Метохии, Анголе, Чаде, Сьерра-Леоне, Судане.

Главным при принятии политического решения о вводе «голубых касок» становится признание международной правовой субъектности сторон конфликта. Понятно, что в понимании президента РФ для размещения миротворческого контингента ООН должна будет получить согласие не только Украины, но также самопровозглашенных ДНР И ЛНР, что автоматически повышает статус непризнанных республик, вводя их в договорное пространство на уровне самой авторитетной на сегодняшний день, хотя и не самой действенной, международной организации. Кроме того, крайне важно, что при принятии решения о размещении контингента жестко фиксируются границы, за пределы которых ни одна из сторон не имеет права выдвигаться, что фактически «замораживает» ситуацию на длительное время.

Российские власти хотели бы таким образом обезопасить население народных республик, исключив раз и навсегда возможность спонтанных, непрекращающихся обстрелов их территорий артиллерией вооруженных сил Украины и локальных наступлений, предпринимаемых ее локальными боевыми группами с целью взять под контроль отдельные участки территорий ЛДНР. Предельно ясно, что Россия ничего не будет иметь против того, чтобы ее военнослужащие участвовали в миротворческой миссии.

Киев, как следует из многочисленных заявлений высокопоставленных чиновников и политиков, видит ситуацию совершенно иначе. По его версии, миротворцы должны быть введены в зону военных действий не только по линии разграничения, их следует разместить по всему ее периметру и вдоль российско-украинской границы без согласования с руководством ЛДНР. Согласие на это должна дать Москва, поскольку именно она, по утверждению украинских властей, является фактической стороной конфликта. Республики — лишь марионетки в ее руках. Кроме того, следует исключить участие в миссии российских военнослужащих, поскольку Россия — «агрессор».

Вариант, предлагаемый Украиной, нежизнеспособен и нереализуем: Кремль последовательно и неуклонно отказывается признавать себя стороной конфликта, отвергая все утверждения о том, что это он направляет и контролирует «сепаратистов». Москва настаивает на том, что Донецк и Луганск ведут боевые действия, отстаивая собственные интересы, которые были ущемлены после вооруженного переворота в Киеве. Кроме того, Россия не позволит ввести войска на российско-украинскую границу — война между Россией и Украиной не является международно признанным фактом, а потому размещение миссии, цель которой разъединение вооруженных подразделений противника вдоль государственной границы — это нонсенс.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Кость Бондаренко: Киев загнал себя в ловушку, Порошенко придется идти на компромисс

Никакой возможности провести свою инициативу через Совет безопасности ООН у Киева нет и не будет, поскольку Россия, будучи одним из пяти постоянных членов Совета, обладает правом вето на любой проект, о чем сегодня и напомнил Владимир Путин. В то же самое время страны, поддерживающие Украину — Франция, США и Великобритания — заблокируют российскую резолюцию, если сочтут, что она не отвечает их интересам и создает невыгодные условия для Украины.

Говорить о сколько-нибудь понятных и перспективах решения о вводе миротворцев — от кого бы ни исходило соответствующее предложение — сегодня нет никаких оснований. Позиции по украинскому конфликту настолько разнятся, что едва ли в обозримой перспективе их можно будет как-то урегулировать. Однако Москва, если ей удастся хотя бы перенести обсуждение будущего народных республик на площадку ООН, тем самым фиксирует их де-факто субъектность. Понятно, что статус дискутируемых проблемных территорий — это и не признание, и не правовое оформление права на оборону. Но в любом случае это изменение субъектности в пользу ее прироста — от эфемерной и управляемей извне силы к самостоятельной стороне конфликта, от которой в перспективе нужно будет получить согласие на ввод миротворческих сил.

Казалось бы, и Киев, и Москва не противятся вводу миротворцев. Но есть одно, но крайне принципиальное различие. Москва добивается «окукливания» ситуации с тем, чтобы жизнь на обстреливаемых ныне территориях вошла, наконец, в мирную колею. Киев же, выставляя заведомо невыполнимые условия, дает понять, что не откажется от намерения вернуть регион в свой состав с помощью военной силы. По крайне мере, не откажется поддерживать войну в текущем тлеющем состоянии, позволяющем держать население в тонусе и бряцать оружием перед носом «несознательных граждан».