Эти интересы десятилетиями и даже веками формировались исходя из его географического расположения. Экономические интересы Харькова всегда были связаны с Россией, поскольку Харьков являлся «воротами» из Москвы в Слобожанщину и Малороссию, позже из столиц Империи в Новороссию, в Крым, на Донбасс. От первых ярмарок, основания университета и Съезда горнопромышленников Юга России вплоть до советской индустриализации и предприятий всесоюзного значения — всё в Харькове работало на огромный рынок большой страны. И даже в эпоху цифровой экономики Харьков — не летающий остров Лапута, чтобы сняться с места и улететь в Европу — у него есть свои географические координаты.

За последние четверть века многое изменилось, поскольку появилась государственная граница между Россией и Украиной. Но и в этих новых условиях, в разное время Харьков имел режим специальной инвестиционной деятельности, зону приграничного сотрудничества с Белгородской областью, множество совместных предприятий и российских инвестиций, несколько технопарков, нацеленных на сотрудничество с РФ — фактически, свой участок границы. Даже если хаотизация Украины будет продолжаться, сегодня в интересах внешнеполитических игроков оставить существовать её как номинально независимое государство. А значит, сохранится и государственная граница — как и возможность использовать её в интересах Харькова, например, ввода в действие режима Свободной экономической зоны (или любой иной формы экономического партнёрства) с крупнейшим торговым партнером Украины. Иначе говоря, пропустить эти финансовые и грузовые потоки через наш город.

В условиях обострения отношений между двумя государствами, все равно между ними ведётся активная торговля (а в последнее время товарооборот даже растет). Так пусть она продолжается через специально предназначенные для того пункты, процедуры и лояльные территории, к которым Харьков, безусловно, относится. Нельзя делать всю страну заложником милитаристской риторики, тем более, что на многих она и не действует. Второй по величине мегаполис Украины имеет долгую историю и три-пять лет после Майдана не срок, чтобы её обнулить. Недаром соцопросы показывают, что Харьков — в числе наименее «благонадёжных» для нынешней киевской власти регионов. Первая столица должна стать альтернативой нынешней губительной политике, обязана оставаться наиболее цивилизованным и комфортным городом Украины.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Умение вовремя предать: Почему Геннадий Кернес может стать сакральной жертвой Майдана

Сегодня судьба Харькова во многом зависит от мэра Геннадия Кернеса и тех влиятельных харьковчан, которых относят к «центристам» (Борис Ложкин, Игорь Райнин и др.), которые имеют возможность пролоббировать соответствующее решение — было бы истинное желание и понимание необходимости своевременного обустройства запасной площадки. Ведь в случае нарастания общего хаоса именно местное самоуправление становится той легитимной формой власти, которая может взять на себя ответственность за будущее региона.

Реальная децентрализация выгодна всей Украине, предоставляя ей множество гибких и разнообразных вариантов выхода из жесточайшего кризиса, эффективного сотрудничества с Западом и с Востоком. Поймёт ли общественность, что националистическая унифицированная Украина не имеет экономического будущего? Поймут ли местные «креаклы», что естественное процветание родного края лучше, нежели бесконечные «могилизации»? Должны бы понять.