Украинские политики на третьем году событий, которые ими же были названы «революцией» наконец поняли, что затеянный ими процесс крайне динамичен. Перемены требуются постоянно. Отправленный в отставку 14 апреля 2016 года премьер Яценюк уже давно не может служить причиной того, что всё так плохо, когда планировалось, что всё будет очень хорошо. Сваливать вину Порошенко больше не на кого — сам же привёл на место Яценюка полностью подконтрольного ему Гройсмана.

И вот людям, которые называют себя украинскими политиками стало ясно очевидное ещё в 2014 году — менять надо Порошенко. Он никогда не имел своей политической партии, то есть системной политической силы, способной вести в его пользу ежедневную рутинную работу. Нынешний Блок Петра Порошенко — сборище конформистов и казнокрадов почище Партии регионов. Они завтра же готовы присягнуть новому лидеру — хоть Олегу Ляшко, хоть Юлии Тимошенко, лишь бы обеспечивал доступ государственному корыту.

Он никогда не пользовался популярностью и поддержкой народа. Только в апреле-мае 2014 года и только американское посольство в Киеве «располагало сведениями» о том, что Порошенко готовы поддержать свыше 50% украинских избирателей. Так американцы (причём на уровне госсекретаря, а не какого-то там посла) и об оружии массового поражения в Ираке рассказывали.

Его ненавидят и потому, что в отличие от той же Тимошенко, которая как-то боролась на стороне оппозиции и даже сидела. В отличие от других политиков, прорывавшихся во власть с Ющенко и прорвавшихся вновь, после февральского переворота 2014 года, Порошенко всегда был во власти, переходя от президента к президенту и колеблясь «с линией партии».

Если приверженность большей части политиков майдана «украинской идее» вызывает сомнения, то в том, что Порошенко — просто безыдейный бизнесмен не сомневается никто. И националистам очень не нравится, что они должны своими жизнями обеспечивать этому делку власть и доходы.

Запад давно, ещё в средине 2015 года разочаровался в способности Порошенко стабилизировать режим и не возражал бы против его замены кем-то другим. Только тогда ещё европейцы и американцы хотели, чтобы это произошло цивилизованно — были соблюдены внешние приличия. Но, в ноябре 2016 года ушла администрация США, затеявшая украинский кризис и потому заинтересованная в сохранении лица при отступлении с Украины.

Трампу всё равно — не он это затевал — с Обамы и Клинтон спрашивайте. Он даже европейцев ошарашил предложением самим платить за свою безопасность. Он им ничего не обещал, американский бюджет не резиновый, а голосовали за Трампа американские, а не немецкие и не итальянские налогоплательщики.

Понятно, что президент США, демонстрирующий готовность пожертвовать отношениями с Европой, поскольку они стоят непозволительно дорого для современных США, тем более глубоко равнодушен к судьбе какого-то мелкого украинского наёмника, поставленного у власти его политическими противниками.

В общем, Порошенко никто не любит, никто не поддерживает и каждый более-менее влиятельный украинский политический деятель был бы не прочь получить хоть какие-то дивиденды от его замены. Кому-то нравится должность. Кому-то предоставляемые сменой команды у власти возможности для личного обогащения. Кто-то не прочь использовать смещение Порошенко, чтобы объяснить народу почему же всё-таки лучше не становится. Месяца два можно рассказывать, что во всём Порошенко виноват.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Эксперты: Порошенко теряет власть — радикалы загоняют его в тоннель

Кто-то рассчитывает, что замена Порошенко на более радикального руководителя, позволит огнём и мечом, наконец, построить «украинскую Украину», в которой все будут ходить строем в вышиванках, орать речёвки, хором петь гимн и говорить исключительно по-украински. Всё ещё есть даже наивные люди, рассчитывающие, что замена Порошенко позволит прекратить войну.

Мнение народа о том, как должна налаживаться жизнь после Порошенко, как водится, никого не волнует. А вот мнение политического класса разделилось. Собственно разделилось он не сегодня, а ещё до победы последнего майдана, но именно сейчас, осознав наконец неотвратимость досрочного смещения Порошенко, разные политические группировки приступили к продвижению своих планов преобразования украинской действительности.

Вначале власть на прочность попробовали маргинальные бандиты, рядящиеся под идейных националистов. Они запустили блокаду (сперва Донбасса, а затем всего подряд) и власть сдулась — пошла у них на поводу, изъявила желание возглавить радикализацию и даже направить её в правильное русло (запретов на социальные сети и георгиевскую ленточку).

Обнаруженная властью слабость подтолкнула к выступлению Тимошенко. Юлия Владимировна, позиционирующая себя как лидер системной оппозиции Порошенко, давно находится в полной боевой готовности и боится пропустить тот момент, когда Петра Алексеевича будут валить.

Дело в том, что свой план его добровольного ухода в виде досрочных парламентских выборов (за которыми неизбежно последовали бы и досрочные президентские) Тимошенко продвигала с начала 2016 года. Реализация этого плана позволяла представить уход Порошенко, в качестве вполне легитимной процедуры и сохранить контроль над властью со стороны системных политиков (выходцев ещё из эпохи Кучмы).

Порошенко ожидаемо не согласился тогда, не согласится и сейчас. Он не для того принимал президентство в 2014 году, не для того брал на себя ответственность за военные преступления и преступления против человечности, чтобы просто так передать в чужие руки единственную должность на Украине, которая даёт возможность перекраивать чужую собственность в свою пользу и продолжать богатеть в условиях нарастающего ресурсного голода, когда беднеет не только народ, но и олигархи. Это же будет значить, что воровать будет кто-то другой, а отвечать за всё должен будет Порошенко. Он так не согласен.

Предложения Тимошенко игнорировали в течение всего 2016 года. Но в начале 2017-го власть слишком очевидно ослабла, а Тимошенко накопило достаточно поводов, чтобы жестко критиковать власть. И команда Порошенко публично инициировала повторное уголовное дело по договору 2009 года о поставках российского газа. Они хотят посадить Тимошенко за то, за что сами же её выпустили, реабилитировав со ссылкой на решение Европейского суда. Заодно начали проверки партийных финансов «Батькивщины», чтобы парализовать деятельность политического аппарата Тимошенко.

Если теперь Порошенко не сможет заставить Юлию Владимировну замолчать и, в то же время, не сможет реализовать угрозу посадки её в тюрьму, то рвать его бросится весь системный политический класс, предводительствуемый олигархами. На время будут забыты все ссоры, споры и противоречия, возобладает лозунг: «Между собой разберёмся потом — сейчас надо порвать ослабевшего».

Если ему удастся упечь её за решётку, то остальным оппонентам станет очевидно, что сместить Порошенко можно только силовым путём, причём скорее всего, его придётся убить (или допустить его убийство толпой «благодарных сограждан»).

Такое предложение тоже есть. На Украине давно говорят о необходимости диктатуры. Об антиолигархической диктатуре мечтают майданные офисные хомячки, которым не нравится коррумпированный режим, но гуляющие по улицам неонацисты их тоже пугают.

На необходимость национальной диктатуры, которая, наконец, развяжет открытую войну с ненавистной Россией, постоянно намекает Турчинов. О диктатуре, которая способна стабилизировать внутриполитическую ситуацию путём жёсткого подавления «антиукраинских сил» давеча сказал недавний глава Луганской военно-гражданской администрации, а ныне заместитель министра оккупированных территорий. До него и помимо него о том же твердят десятки и сотни нацистов помельче — разного рода «волонтёры», «герои АТО» и просто «патриоты».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Батькивщина» и «Оппоблок» обогнали в рейтингах Блок Порошенко

Есть уже сила, готовая попытаться диктатуру реализовать. Структуры Билецкого (полк «Азов», партия «Национальный корпус» и прочие) в последний месяц активно подминают под себя движение националистов и бандитский милитаристский маргиналитет, прошедший АТО. На сегодня Ему, при поддержке Авакова, которому «Азов» формально подчиняется как часть МВД, удалось создать на Украине наиболее системную и распространенную политическую сеть. Причём это единственная политическая организация, подкреплённая реальной мотивированной, идеологизированной и структурированной военной силой.

Порошенко становится помехой. Он перестал оттягивать на себя негатив и не может достаточно эффективно применять репрессии к противникам режима. И Турчинов, и Аваков достаточно сильны, чтобы в течение нескольких часов решить вопрос захвата власти, если второй не выступит в её защиту. Каждый понимает, что междоусобная война двух сил, критически ослабит обе. Оба они не доверяют друг другу и это мешает им сговориться.

Но потребность момента сильнее личных предпочтений. Если объединить националистов не смогут Турчинов с Аваковым это сделает кто-то другой. Какая Украине разница как будут звать её фюрера?

В общем, для постпорошенковской Украины существуют два предложения. Предложение Тимошенко, остатков олигархата и системного политикума. В его рамках Порошенко меняют на другую фигуру. Демократию объявляют спасённой. Дальше ничего не происходит. Просто во власть врывается новая команда, с ещё более низким уровнем первоначальной поддержки, с меньшим периодом ожидания (в течение которого общество готово дать новой власти карт-бланш), с не меньшей, чем у предшественников жаждой бюджетных денег и чужой собственности.

В случае, если будет реализован этот (мягкий) сценарий смены власти, радикалы никуда не денутся. Они только усилятся, за счёт слабости власти. Народ только сильнее разочаруется в способности политической элиты сделать что-то полезное, сильнее ожесточится и будет готов морально поддержать идею нацистов о необходимости перевешать всех олигархов и переделить всё их добро.

И тогда к власти всё равно придут националисты и всё равно установят открытую диктатуру. Вопрос заключается не в том, удастся ли украинским системным политикам сохранить демократические институты для себя, при полном подавлении народа (как практикует Порошенко и к чему стремится Тимошенко), а в том, когда радикалы будут готовы взять власть в свои руки — прямо сейчас или чуть погодя.