Новые санкции против российских компаний и граждан, введенные сегодня Указом президента Порошенко — это своего рода зеркальный эффект, стремление изобразить действие, рифмующееся с политикой европейских стран, чье желание взять Россию в санкционную блокаду, с одной стороны, остается неизменным, с другой — несколько поужалось при подсчете колоссальных убытков, которыми для европейского бизнеса обернулись попытки воздействовать на Москву подобным образом.

Актуальность, учитывая меняющийся западный контекст вокруг российской темы, намерений в очередной раз продемонстрировать старшим готовность совершать «взрослые» поступки вызывает серьезные сомнения. Более того, выясняется, что далеко не все запреты Запад готов проглатывать и одобрять. Некоторые из них автоматически оцениваются — вне зависимости от того, насколько искренне — как покушение на гражданские свободы. Вот и на сей раз головной офис Международной федерации журналистов, расположенный в Брюсселе, обвинил Киев в грубом попрании идеалов и норм демократического устройства.

"МФЖ уже неоднократно осуждала нарушения свободы слова на Украине. Мы должны проанализировать эти новые нарушения и их причины, однако наша принципиальная позиция заключается в том, что цензура не может быть адекватной реакцией", — заявили в МФЖ в ответ на запрос ТАСС.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Священная виртуальная война

Но, может быть, речь действительно идет о мерах, которые должны помочь Украине оградить свое общество от постороннего разрушительного влияния, как об этом заявляет и сам Порошенко и некоторые украинские эксперты, поддержавшие обеими руками новые чудачества президента? Собственно, аргумент о необходимости нейтрализовать российскую пропаганду приводится на протяжении последних трех лет украинскими политиками неоднократно — идет ли речь о запрете на ретрансляцию российских каналов или стоп-листе на ввоз целого ряда наименований книгопродукции.

На сей раз под санкции угодили все сервисы «Яндекса» а также Mail.ru и подконтрольные ей соцсети «ВКонтакте» и «Одноклассники». Украинские провайдеры обязаны заблокировать доступы к этим ресурсам на три года. В списке также есть сайты «Лаборатории Касперского» и DrWeb — сами компании ранее уже попали под санкции, но доступ к их ресурсам явным образом запрещен не был. Помимо этого, персонами нон грата были объявлены разработчик решений для бизнеса по распознаванию текстов и обработке документов ABBYY и крупнейший поставщик софта для делопроизводства «1С».

Технически смысла в этих решениях немного, поскольку, как утверждают специалисты, блокировка всех вышеозначенных ресурсов — дело не просто хлопотное, но и едва ли исполнимое. Экс-директор «Яндекс-Украина» Сергей Петренко уже прокомментировал эпохальные решения президента Украины: «Учитывая, что в Украине не существует никакой инфраструктуры для блокировки интернет-трафика — то есть нет возможности в одной точке принять обязательное для всех провайдеров решение и проверить его исполнение, — единственным способом обеспечить его выполнение остается ногами обходить провайдеров и требовать. Провайдеров в Украине много. Но вот ведь в чем дело — все эти ресурсы много лет работают по https. То есть способа заблокировать URL нет вообще. Заблокировать можно только IP и это отдельная задачка для инфраструктуры. Которой, напомню, нет».

Кроме того, даже если ограничения удастся хотя бы отчасти ввести, научиться обходить блокировку смогут даже самые технически беспомощные люди. Инструкция по пользованию анонимайзером по простоте выполняемых действий может конкурировать разве что с руководством пользователя, описывающим технологию управления веником.

Нельзя не заметить и уморительно смешных моментов, связанных с новыми инициативами руководителя украинского государства. Сегодня в течение всего дня, на украинских пабликах царит паника — посетители обмениваются советами о том, как быть, если запреты начнут действовать и они окажутся отрезанными от любимых сайтов, на которых многие пропадают днями и ночами. По данным за 2016 год, «ВКонтакте» была самой популярной социальной сетью на Украине. Собственно, сетевые войны, которые ведут с российскими гражданами украинские бойцы виртуального фронта, находя в этом особый вкус, чаще всего ведутся именно на попавших под санкции ресурсах. Будучи лишены возможности одерживать победы на полях интернет-сражений, некоторые бескомпромиссные борцы с российской оккупацией могут остаться совсем не у дел: ведь сетевые бои — это было то единственное важное дело, участвуя в котором, они помогали собственному государству.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Порошенко объявил о запрете «ВКонтакте» на своей странице «ВКонтакте»

Персональные санкции, направленные против российских депутатов, политиков и просто граждан неясного профиля, кажутся столь же осмысленными и эффективными, сколь и запрет на доступ к соцсетям и компаниям. Очевидно, что вменяемые российские граждане, заботящиеся о собственной безопасности, чья деятельность так или иначе связана с политикой, меньше всего озабочены проблемой, как им попасть на Украину. Желающих подвергать себя риску оказаться в заложниках среди россиян, деятельность которых Киев может посчитать враждебной Украине, надо полагать, найдется не слишком много.

Предположим, что Порошенко решил повести свою страну по пути Северной Кореи и полностью изолировать украинское общество от российского влияния. Предположим даже, что ему это удалось, хотя, как я уже говорил, технически это неисполнимо. Такое намерение также кажется не слишком разумным, поскольку Украина идеологически не гомогенна — значительная часть украинцев (процентного отношения никто сегодня указать не сможет) сохраняет трезвое отношение к происходящему и крайне критично оценивает политику собственных властей. Эта «пятая колонна» продуцирует те же смыслы, на которые Порошенко пытается как-то совсем уж по-дурацки наложить запрет.

Соображение, высказанное сегодня еще одним украинским экспертом — дескать, российские сети имеют доступ к персональным данным тех украинцев, которые являются их пользователями, а, соответственно, могут эти данные использовать, чтобы нанести вред украинским гражданам, в частности, военнослужащим ВСУ, отслеживая их местонахождение — кажется затейливым и даже отчасти разумным, но лишь отчасти. Использование личной информации в военных или шпионских целях имело бы смысл, если бы, например, тот же «Яндекс» или другие ресурсы в режиме онлайн делились бы сведениями с армейскими подразделениями ЛДНР. Что-то мне подсказывает, что ничего подобного нет и быть не может.

Традиционные способы сбора необходимых данных — такие как разведка — остаются главным инструментом получения всех необходимых военным информационных материалов.