5 сентября российская делегация внесла на рассмотрение Совета Безопасности ООН проект резолюции, который предусматривает размещение миротворцев ООН, вооружённых стрелковым оружием, для охраны членов Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на линии разграничения в Донбассе после отвода тяжелого вооружения сторонами конфликта. Причём состав миссии должен быть согласован представителями Киева и народных республик.

«Однако ещё до начала предметного обсуждения данного проекта Украина поспешила заявить о своем категорическом нежелании работать над нашими предложениями. Не внося в СБ ООН никаких контрпроектов, Киев откровенно взялся переворачивать все с ног на голову. Заявляет о якобы преследуемой Россией цели заморозить нынешний статус-кво в Донбассе, ограничить деятельность ОБСЕ на Украине и т.п.», — сказал заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин.

18 сентября делегации США и Украины в ООН отвергли российский проект резолюции. Киев настаивает на размещении миротворцев ООН во всей зоне вооруженного конфликта в Донбассе и участке российско-украинской границы протяженностью 420 км, а также наделении их правом использовать оружие не только в целях самообороны. Источники издания «Коммерсантъ» сообщили, что Украина в своём проекте требует включить формулировку — либо «операция по принуждению к миру», либо «операция по восстановлению мира». Таким образом, по мнению Киева, будет подтверждена «роль России как агрессора».

«Правый сектор» пообещал воевать в Донбассе после ввода миротворцев ООН
© РИА Новости, Григорий Василенко | Перейти в фотобанк

«Складывается впечатление, что Киев отводит ООНовским «голубым каскам» совершенно иную роль. Фактически им приписывается чуть ли не роль «оккупационных сил» для «наведения порядка» на юго-востоке Украины, установления там международного протектората. Такие заходы есть не что иное, как ревизия сути минского Комплекса мер от 12 февраля 2015 года Разумеется, с этим мы согласиться не можем», — заявил Карасин.

Бывший лидер запрещённой в РФ организации «Правый сектор» Дмитрий Ярош сказал, что, в случае принятия украинского проекта, Киев мог бы передать полномочия по восстановлению территориальной целостности СБУ, имеющей «хороший опыт по ликвидации ни одного врага Украины».