Об этом в эфире телеканала «112 Украина» заявил советник министра МВД, депутат Верховной Рады Антон Геращенко.

«По делу Шеремета пока у следствия, к сожалению, нету подозреваемых, на которых можно было бы с уверенностью подавать в суд как на людей, которые это сделали. Украина — член Конвенции по защите прав человека, все решения наших судов подлежат просмотрам, если есть такая возможность, в ЕСПЧ. Давайте мы кого-то осудим за две недели, потом этот же человек получит решение в ЕСПЧ о том, что была нарушена процедура», — отметил Геращенко. 

В ООН указали на отсутствие прогресса в расследовании дела Шеремета
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Украинский журналист Павел Шеремет погиб утром 20 июля 2016 года в центре Киева. В автомобиль, принадлежавший руководителю интернет-издания «Украинская правда» Елене Притуле, было заложено взрывное устройство, на котором и подорвался Шеремет. Следствие склоняется к версии о профессиональных мотивах убийства, однако до сих пор организаторы взрыва не названы. В то же время известно, что незадолго до гибели у Шеремета был конфликт с боевиками неонацистского батальона «Азов». 

«Версия о том, что журналист Павел Шеремет был показательно убит потому, что в чем-то перешел дорогу карательному батальону «Азов» и курирующему их главе МВД Украины Арсену Авакову, высказывалась сразу после убийства журналиста», — отмечал экс-депутат Верховной Рады Владимир Олейник. 

Другая версия, на которую особенно напирало руководство украинского МВД, — пресловутая  «рука Москвы». Однако, судя по всему, ее подтверждений совсем уж мало даже для самого лояльного к власти украинского суда.  

В то же время полноценное расследование не ведется. Об этом говорит в частности и тот факт, что Национальная полиция Украины засекретила все решения судов по делу об убийстве Шеремета. Об этом стало известно 21 сентября, в то же время само удаление состоялось 24 июля 2017 года.

Из открытого доступа в Едином реестре судебных решений удалены более 200-т решений по делу об убийстве Шеремета. В Нацполиции утверждают, что засекретили все судебные решения для защиты жизни лиц, «которые участвуют в уголовном судопроизводстве».