По словам руководителя внешнеполитического ведомства США, глава государства, скорее всего, подпишет закон об ужесточении санкций, поскольку такое решение единогласно приняли законодатели.

«Ни президент, ни я не рады действиям Конгресса, направленным на выработку этих санкций. Мы ясно дали понять, что, по нашему мнению, эти действия не способствуют (успеху — ред.) наших усилий (нацеленных на нормализацию российско-американских отношений — ред.). Однако мы не можем ему(закону о санкциях — ред.) позволить сбить нас с пути попыток восстановления отношений», — заявил госсекретарь Рекс Тиллерсон.

Дипломат в очередной раз связал отмену ограничительных мер с выполнением Минских соглашений, в которых Россия значится как гарант, а не как участник. Он также выразил надежду на достижение прогресса по украинскому вопросу и установление устойчивого перемирия, добавив, что в этом году уровень насилия в Донбассе просто ужасающий.

«(Российско-американские — ред.) отношения находятся в исторически низкой точке после завершения холодной войны, и они могут ухудшиться. И мне кажется, что вопрос событий последней недели заключается в том, ухудшаются они или мы сможем сохранять какой-то уровень стабильности в этих отношениях и продолжать находить обоюдные интересы и пути урегулирования своих разногласий так, чтобы они не превращались в открытый конфликт», — сказал Тиллерсон.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Холодная война: как антироссийская консолидация оказалась важнее украинского фактора

Ранее президент США Дональд Трамп поручил Тиллерсону восстановить отношения с Москвой, несмотря на расследование о «российском следе». В то же время обе палаты Конгресса поддержали законопроект об ужесточении секторальных санкций против России, который в частности предусматривает сокращение срока кредитования российских банков и энергетических компаний, а также запрещает главе государства ослаблять или отменять введённые ранее ограничительные меры без одобрения Конгресса.

Позже Тиллерсон объяснил, что новый виток санкционной политики Вашингтона — это ничто иное как желание американцев увидеть, что Россия предпринимает шаги по улучшению двусторонних отношений. Однако его заявление вызвало недоумение у российских дипломатов и пользователей соцсетей.