Журналисты поинтересовались у представителя финансового регулятора о последствиях ликвидации банка.

«Сумму рассчитать достаточно сложно. Если мы говорим о прямых расходах бюджета, то в банке на момент национализации было около 90 млрд гривен срочных вкладов, которые необходимо было бы компенсировать населению. В банке были также средства малого и среднего бизнеса, который просто потерял бы всё»,  - ответила заместитель главы Национального банка Украины Екатерина Рожкова.

Ранее она сказала, что к началу национализации банк представлял собой ничто иное как финансовая пирамида: из 206,5 млрд гривен, или $7,92 млрд, кредитов всего 14,9 млрд гривен, или $571,3 млн, — это займы физическим лицам, малому и среднему бизнесу. Таким образом, у банка не было денег для возврата вкладов.

«Была бы остановка огромного количества расчётов, потому что 50% транзакций в стране шло через «Приватбанк». Выплата в короткий промежуток времени 90 млрд гривен — это неизбежная эмиссия, которая мгновенно негативно повлияла бы на курс, инфляцию, финансовую стабильность, а значит пострадали бы другие банки и экономика в целом», — заявила Рожкова.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Гамбит Коломойского: настоящая цена национализации «ПриватБанка»

Однако национализация тоже недёшево обошлась государственному бюджету. По оценке директора департамента финансовой стабильности Национального банка Украины Виталия Ваврищука, в среднем каждый украинец заплатил за перевод банка под контроль государства более 3500 гривен. Докапитализация «Приватбанка» в конечном итоге будет стоить Украине 7% ВВП.

В связи с бедственным положением системообразующего украинского банка его национализировали всего за 1 гривну. После чего Национальный банк объявил, что для спасения «Привата» нужно 143 млрд гривен, однако ограничился вливанием 107 млрд, которые привлекли за счёт выпуска облигаций государственного валютного займа на соответствующую сумму. 12 июля НБУ перечислил 22,5 млрд гривен в качестве первой части от суммы необходимой для докапитализации, ещё 16 млрд гривен ожидают осенью.