Как сообщил на своей странице в Тwitter пресс-секретарь президента Украины Петра Порошенко Святослав Цеголко, даже создание независимой антикоррупционной инфраструктуры не радует главу государства.

«Мы создали независимую антикоррупционную инфраструктуру. Сейчас мы создаем новый Верховный суд. Но антикоррупционными результатам я недоволен», — приводит Цеголко слова Порошенко.

Кроме того, на совместном с премьер-министром Дании Ларсом Люкке Расмуссеном брифинге Порошенко отметил, что нет никаких сомнений в независимости НАБУ.

«У нас нет никаких сомнений, что эта инфраструктура, которая была создана, как закон инициирован и подписан мною, назначение директора НАБУ было сделано моим президентским декретом, и никто не сомневается в независимости НАБУ, потому что это основной, для антифрикционного это самое важное — независимость. Никто не сомневается в его независимости. Никогда за 2 года ни я, ни мои представители не имели не малейшего влияния на процесс расследования», — отметил президент.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Зачем Порошенко меняет Луценко на Шокина: четыре версии

Ранее нардеп Сергей Лещенко заявлял о том, что Порошенко подмял под себя СБУ, Генпрокуратуру и Национальное агентство по борьбе с коррупцией. Теперь он пытается взять под контроль НАБУ, назначив аудитором ведомства «своего человека» — Найджела Брауна. Пока Порошенко не смог утвердить его кандидатуру в парламенте.

Более того, Виктор Шокин, который в скором времени может занять пост Генпрокурора, прямо заявил, что считает необходимым на роль аудитора НАБУ назначать не иностранца, а украинского специалиста.

«Если речь идет не только о проверке бухгалтерии, но и о качестве расследований, то члены комиссии должны одинаково хорошо ориентироваться не только в международном, но и в украинском уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве. Возможно, в перспективе нужно пересмотреть подход, по которому в аудиторы рассматривают только иностранцев» — сказал Шокин.

По мнению Лещенко, Порошенко контроль над НАБУ и всеми остальными антикоррупционными ведомствами необходим для того, чтобы антикоррупционная система не работала против президента и его окружения.