Об этом заявил президент РФ Владимир Путин на коллегии ФСБ, комментируя расширение НАТО.

«Нас то и дело провоцируют, собственно говоря, постоянно провоцируют и стремятся втянуть в конфронтацию, не прекращаются попытки вмешательства в наши внутренние дела с целью дестабилизировать общественно-политическую обстановку в самой России», — приводит слова Путина РИА Новости.

По его мнению, расширение НАТО проводится с целью сдерживания России как основной угрозы для альянса.

«На саммите НАТО в июле прошлого года в Варшаве впервые с 1989 года Россия была признана основной угрозой безопасности для альянса, а ее сдерживание официально провозглашено новой миссией НАТО. С этой целью проводится дальнейшее расширение блока. Оно и раньше проводилось, но вот теперь нашли другое, более, как им кажется, серьезное обоснование», — сказал Путин.

Он также подчеркнул: Россия не виновата в том, что диалог с США и странами НАТО прервался и не развивается. Президент РФ считает, что налаживание диалога — это взаимный интерес.

«В общих интересах восстановление диалога со спецслужбами Соединенных Штатов Америки, других стран-членов НАТО. Не наша вина в том, что он прервался и не развивается. Абсолютно очевидно, что в сфере антитеррора должны сотрудничать все ответственные организации и международные объединения, потому что даже простой информационный обмен о каналах и источниках финансирования террористов, о людях, причастных или подозреваемых в причастности к терроризму, серьезно усиливает результативность наших общих усилий», — заявил Путин на заседании коллегии Федеральной службы безопасности.

Ранее глава Минобороны РФ Сергей Шойгу заявил, что говорить с Россией с позиции силы — бесперспективно.

«Мы готовы к восстановлению сотрудничества с Пентагоном. Но попытки выстраивать диалог с позиции силы в отношении России — бесперспективны», — сказал Шойгу.

Так он ответил на слова нового министра обороны США Джеймса Мэттиса, который отмечал, что альянсу необходимо вести диалог с Россией, но при этом готовиться защищаться от Москвы в случае необходимости и обеспечить американским дипломатам возможность вести переговоры с Россией «с позиции силы».