Об этом он заявил в комментарии Ukraina.ru.

«Политический аспект в решении о вводе чрезвычайного положения в энергетике доминирует», — заявил Бортник.

Так, по его словам, государство получило возможность в ручном режиме управлять энергетическим сектором экономики.

«Это означает: тому дал, у того — забрал. Могут ограничить определенные предприятия, бизнесы. Более того, мне кажется, что этот режим введен как наказание части политикума. И веерные отключения, и отключения бизнесов будут случаться «по странному совпадению» в тех регионах и у тех бизнесменов, лидеров и владельцев которых власть подозревает в организации блокады на Востоке. Сегодня риски сильны у регионов, связанных с «Самопомощью» и бизнеса, связанного с Коломойским», — отметил Бортник.

Кроме того, политолог отметил, что с помощью режима ЧП власть может давать сигнал обществу и СМИ, что готова пойти на введение военного положения.

Ранее сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич обрисовал последствия введения Кабинетом министров режима чрезвычайного положения Об этом эксперт по вопросам энергетики рассказал в комментарии Ukraina.ru.

«В текущих реалиях решение ввести чрезвычайное положение оправдано. Оно не добавит угля, но отсрочит тот момент, когда нужно будет применять веерные отключения», — отметил эксперт.

При этом, по его словам, для конечного потребителя решение о вводе ЧП практически ничем не чревато.

«Оно чревато для участников рынка изменением правил игры в рынке электрической энергии. У Кабмина появляются рычаги по ручному управлению рынком: он устанавливает параметры работы энергосистемы, может вмешиваться в конечные расчеты между участниками рынка. Это, конечно, не очень хорошо для экономики. Но для этого и объявляется чрезвычайное положение: чтобы дать больше полномочий по ручному управлению в отрасли», — подчеркнул Марунич.

Он заявил, что введение ЧП по энергетике — прерогатива Кабинета министров Украины. А сроки ЧП, о которых ранее заявлял глава Минэнерго Игорь Насалик, связаны с законодательством Украины.