Сытник сообщил о ходе расследования «газового дела» беглого депутат Александра Онищенко. По его словам, на этой неделе расследование будет частично завершено.

«Если мы добьемся создания Антикоррупционного суда, впервые в Украине будет шанс вернуть арестованные средства», — сказал глава НАБУ.

В НАБУ также скупо прокомментировали и ситуацию с «Укрзализныцей», отметив, что эта компания является широким полем для расследований антикоррупционного ведомства.

«У нас отдельный отдел этим занимается», — рассказал Сытник.

Кроме того, глава НАБУ коснулся e-деклараций украинских чиновников. Сытник выразил надежду на то, что НАПК получит доступ к реестру деклараций.

«Аналитики и детективы НАБУ сейчас проверяют е-декларации как журналисты, потому что не имеют доступа к реестру деклараций», — рассказал он.

Генпрокуратура инициировала проверку 29 народных депутатов по факту несоответствия между декларируемыми средствами и официальными доходами. Информации об именах остальных 20 народных избранников пока нет. Председатель Национального агентства Украины по вопросам предотвращения коррупции Наталья Корчак ранее заявляла, что никто из членов НАЗК не имеет доступа к электронным декларациям сотрудников Службы безопасности Украины. Представители международной общественной организации по борьбе с коррупцией Transparency International Украина считают, что позиция СБУ противоречит духу закона об электронном декларировании. 

14 октября 2014 года Верховная Рада приняла закон, предусматривающий создание Национального антикоррупционного бюро Украины. Однако его создание растянулось на год: само бюро заработало лишь с 16 апреля 2015 года. Большинство коррупционных скандалов было не раскрыто, а Сытник свалил неуспех деятельности НАБУ на судебную систему. Ранее эксперты прокомментировали Ukraina.ru отговорки главы НАБУ. 

«Плохому танцору и пол мешает. В данной ситуации отсутствие антикоррупционного суда — это отговорка. Если есть законодательная база, разработанная система рассмотрения тех или иных дел, любой суд может принимать решения в отношении дел, связанных с коррупцией. Тем более, что во многих странах нет отдельных судов, занимающихся коррупцией», — заявил политолог Константин Бондаренко.