Интервью

Александр Бородай: На войну в Донбасс мы поедем с удовольствием

Александр Чаленко
Журналист, автор Украина.РУ

Экс-премьер ДНР рассказал в интервью изданию «Украина.Ру» о том, как он создает «Союз добровольцев Донбасса» в России

— В вашей организации будут медийные фигуры типа Моторолы?

— Я пока не буду раскрывать всех секретов организации, но вы сможете увидеть в сентябре на съезде «Союза добровольцев Донбасса» очень много медийно известных командиров.

— В ближайшее время грядет российская паспортизация Донбасса. Скажите, если российские паспорта получат Захарченко, Ходаковский, Гиви, Ваня Русский, Царь и другие не менее уважаемые командиры, то мы сможем увидеть их в вашей организации?

— Я искренне рассчитываю и надеюсь на то, что многие из тех, кого вы упомянули, вступят в «Союз добровольцев Донбасса».

— А намекните?

— Да зачем. Понятно, что у меня есть старинные, дружеские, товарищеские отношения с Александром Захарченко…

— Это значит, что мы Захарченко увидим и на съезде в сентябре, и вообще в вашей организации?

— Подождите, не надо так торопить события. Гражданство у Захарченко есть? Пока нет. Поэтому, давайте, пока не будем торопить события.

— Вот я смотрю на ополченцев, которые пришли на вашу пресс-конференцию. Это такие довольно крепкие ребята. Многие могут не поверить в то, что вы будете вместе с ними заниматься только социальной защитой добровольцев. Может, вы помимо этого будете вместе с ними предпринимать какие-то «авантюры»?

— (смеется) Вы хотите, чтобы я вам рассказал о наших планах? Какая же это будет «авантюра», если она всем известна.

— Если война в Донбассе снова начнется, Бородай пойдет на войну или нет?

— С удовольствием.

— В каком статусе?

— В каком придется. Я не буду бить себя в грудь и кричать: «Я готов идти рядовым ополченцем, но вот суставы уже отваливаются, а ревматизм и геморрой страшно достают» (смеется). Будущее покажет.

— В руководстве вашей организации женщины будут?

— Вопрос, конечно, сложный. Честно скажу, не знаю. Как пойдут дела. У нас немного женщин-ветеранов, хотя и есть на самом деле.

(показывает стоящую в пяти метрах от него женщину) А вот. Оля Кулыгина. Она же «Валькирия». Это прозвище за ней закрепилось с года 1992.

(обращается к «Валькирии») Оль, тут спрашивают, будут ли у нас женщины-ветераны и будут ли они входить в руководящий состав «Союза добровольцев Донбасса». Я считаю, что вопрос прямо к тебе. Оля, на самом деле воюет с 1992 года.

— Оль, а это не вас украинцы прошлым летом взяли в плен в Донбассе?

— Меня (смеется)

— (говорит Бородай) Это она, кстати, меня познакомила с пресловутым Игорем Ивановичем Стрелковым. Это была ее работа (смеется).

— И как познакомила?

— (говорит Бородай) Да пусть сама расскажет.

— (говорит Ольга Кулыгина) Мы все были ветеранами войны в Приднестровье. Но поскольку год был 1992, то тогда это определение «ветераны» к нам не совсем подходило…

— (говорит Бородай) Мы тогда были такими «ветеранчиками». Мне было только 19 лет.

— (говорит Кулагина) Тем более мы были москвичи, и постарались друг друга держаться. Моим знакомым был Игорь Гиркин, с которым мы познакомились в Бендерах, куда я отвозила гуманитарную помощь, а Саша Бородай был чуть подальше, на Кицканах. Мы познакомились все уже в Москве. Вплоть до последнего времени мы все общались достаточно тесно.

— (говорит Бородай) Это ж Игорь Гиркин со мной воюет. Информационно. А я с ним нет. У меня есть две возможности в отношении него: или признать его полным подонком, или признать его абсолютно сумасшедшим. Честно говоря, у меня есть все основания говорить, что он находится в весьма неадекватном состоянии. Просто в клиническом состоянии.

— Это же вас, Ольга, обменивали на украинцев в прошлом году?

— (смеется) Да, меня.

— Так вы, Ольга, будет в руководстве организации?

— Возможно.

— Александр, известно, что ветеранские организации всегда занимаются патриотическим воспитанием молодежи. Будете ли вы открывать летние лагеря для подрастающего поколения, где молодых учат рукопашному бою, стрельбе? Есть такие планы?

— Теоретически есть. Есть знакомые тиры и секции.

— А вы лично хорошо стреляете?

— Достаточно хорошо. Я занимаюсь практической стрельбой. Там более сложные задачи. Там разные мишени, в разных условиях и обстоятельствах, по ним ведется стрельба. Завтра я планирую поехать в Тарусь, пострелять из сверхтяжелых винтовок. Лобаевских.

— Не боитесь быть арестованным Интерполом, если пересечете государственную границу России?

— Не понимаю, за что. Я ведь создаю только ветеранскую организацию, которая будет выполнять гуманитарные функции. За это же международное сообщество не арестовывает?

— А к клевете на себя готовы?

— Да она уже есть. К сожалению, ее продуцируют не только укрСМИ, но и сторонники Игоря Ивановича. Но я на это не слишком обращаю внимания. Иногда просто смеюсь над этим.

Самой смешной была недавно вышедшая история про друзей и врагов Новороссии. Друзья Новороссии — бывший зам начальника СВР, руководитель РИСИ генерал-лейтенант Леонид Решетников, также Костантин Малофеев и Сергей Аксенов. Ну и Игорь Стрелков. Ему ж надо к кому-то прописаться.

А я среди врагов вместе с Сурковым, Кургиняном и мировой олигархией.

Мы вчера встретились и с Константином Малофеевым, и Леонидом Петровичем Решетниковым, и много по этому поводу смеялись.

Решетников обнял Малофеева, и, смеясь, сказал: «Посмотри на нас. Мы — силы Света! (смеется). А ты — силы Тьмы». Выглядело это очень комически.

Беседовал Александр Чаленко

Мнения