Официальный Будапешт не сбавляет оборотов в критике Киева за принятый Верховной Радой и подписанный президентом Порошенко дискриминационный закон об образовании, пообещав блокировать сближение Украины и ЕС.

Насколько такие угрозы стоит воспринимать всерьез? На этот вопрос мы попросили ответить Андрея Мамыкина, депутата Европарламента из социал-демократической фракции, который будучи гражданином Латвии, сам является этническим русским.

— То, что его приняла Верховная Рада, мягко говоря, ошибка. Украина всегда была странной, где помимо этнических украинцев, которые сами различаются между собой и по языку, и менталитету, и по религии, проживало огромное количество национальных меньшинств — болгары, венгры, гагаузы, греки, румыны и многие другие.
Запретить человеку получать образование на родном языке — это одно из фундаментальнейших нарушений прав человека. Украина сейчас повторяет ошибку, через которую прошли Латвия и Эстония. В 2004 году в Латвии попытались перевести школы для национальных меньшинств полностью на латышский язык. Тогда это привело к массовым акциям протеста. Это как раз совпало со вступлением Латвии в Европейский Союз.
У латвийских властей тогда хватило мудрости хотя бы на компромиссное решение: часть предметов преподается на латышском языке, часть на русском, а также соответственно на белорусском, украинском и так далее.
Так что украинский истеблишмент мог бы изучить опыт стран ЕС, которые отказываются от подобной языковой практики.

Бортник: Венгрия забрала у режима Порошенко «морковку» евроинтеграции
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

-Угрозы Венгрии — это всерьез?

— Если даже предположить, что депутаты Европарламента от Венгрии согласились бы с дискриминационным украинским законом об образовании, в чем я не уверен, то Совет Евросоюза, где заседают главы государств и отраслевые министры, посмотрит на это дело совсем по-другому.
Например, если венгерский премьер-министр Виктор Орбан или венгерский министр образования, или министр юстиции будет против принятия какого-то договора между Украиной и ЕС, а решения в Совете принимаются консенсусом, то этот документ принят не будет. Так положено по регламенту.
Так что заявления и угрозы венгерских властей в адрес Украины более чем реальны.
Теперь о цене вопроса. Моя страна Латвия полноценный член ЕС. Мы каждый год получаем от Евросоюза 1 млдр. евро в качестве помощи с 2004 года. А Украина, не будучи членом ЕС, получает от него 2 млдр. евро помощи. Венгрия попросту эту помощь может заблокировать.
Венгры всегда отличались тем, что активно защищали своё национальное меньшинство в других странах. Точно так же, как и венгры, к своим национальным меньшинствам относятся и поляки, и румыны, и болгары, и другие страны ЕС. Так что это не просто пустые угрозы. Это все серьезно.
Это очень может плохо закончиться для Украины не только на международном уровне, но и внутри страны. И это будет не какая-то там «рука Кремля», не «купленные агенты иностранных разведок», это будут простые люди, граждане Украины, которые станут на защиту прав своих собственных детей. Потому что им надо выучиться, получить профессию и содержать украинское государство в будущем.
От закона об образовании несет националистическим душком: це Украина, а национальные меньшинства либо на выход, либо жить по новым правилам. Человек всегда будет протестовать против этого.

-Если Будапешт позволит себе вольности в отношении Киева, не получит ли он по рукам от Ангелы Меркель, ведь Германия сейчас полностью одобряет политику Украины.

— Нет общей политики Евросоюза запрещать детям учиться на родном языке.

Венгрия блокирует сближение Украины с ЕС
© РИА Новости, Евгений Одиноков | Перейти в фотобанк

— В случае с Латвией Евросоюз вмешался в какую-то спорную ситуацию?

— Да, и очень активно. И не только ЕС, но и Совет Европы и даже НАТО. У нас была следующая ситуация. Она была не связана с образованием, но была связана с языком. Например, чтобы стать кандидатом в депутаты Сейма, надо было сдавать экзамен по государственному латышскому языку. А если я глухонемой? А если мои избиратели живут в русских деревнях в Латгалии, где нет живого латыша?
И все закончилось, в конце концов, тем, что под политическим давлением, в том числе и НАТО, эта норма была отменена в марте 2004 года. Я помню это, как будто это было вчера. Механизмы повлиять на ситуацию на Украине есть.
Порошенко будут жать ботинки, когда его все в ЕС достанут вопросами: а почему вы запрещаете образование на языке национальных меньшинств? Поверьте, он не сможет просто так отвечать, что у нас российская агрессия на Донбассе.
К тому же все в Европе хорошо помнят, с чего в принципе началось противостояние на Востоке Украины — с совершенно «детского» и милого желания: не выдавливайте русский язык из Донецка. Там все было на русском языке, потому что так было удобно населению. Получается, что украинский истеблишмент не учится на своих ошибках.