В Украине стартовала приватизация предприятий с долей госуправления. Предыдущие два года процесс срывался, но теперь, в течение 2017-2020 гг страна планирует выставить на приватизацию 893 госпредприятия. Что из этого получится в итоге, попыталась разобраться Ukraina.ru

Особое внимание СМИ и экспертов привлекли выставленные на торги 25% акций восьми энергетических компаний с госучастием в Одессе, Донецке, Суммах, Днепре, Киеве, а также пакет акций ДТЭК Западэнерго.

Купи что-нибудь ненужное — получи «Роттердам +»

Еще до аукциона и эксперты, и источники в ФГИ утверждали, что приватизация облэнерго неинтересна потенциальным инвесторам. Ведь над всеми украинскими облэнерго установлен контроль местных олигархов. «Донецкоблэнерго», «Киевэнерго», «Западэнерго», «Днеплоблэнерго», «Днепрэнерго» (контролирует Ринат Ахметов). «Одессаоблэнерго» — (контролируется российской группой «Лужники» Михаила Воеводина) а «Донбассэнерго» — ставленниками Александра Януковича. «Сумыоблэнерго» — за людьми магната Константина Григоришина.

С 16 августа были проданы блокпакеты всего трех облэнерго — «Донецкоблэнерго», «Киевэнерго» и «ДТЭК Захидэнерго». Все три были куплены компанией Ornex из Группы СКМ Рината Ахметова. Причем две по номиналу, а «ДТЭК Захидэнерго» — на 20% выше стартовой цены, так как за лот боролась инвесткомпания Concorde Capital Игоря Мазепы, но в итоге уступила Ахметову.

Так, госбюджет получил 1,32 млрд гривен из планируемых 4,1 млрд. грн с продаж. Остальные пять облэнерго остались без покупателей. Правда, 31 августа ФГИ попробует продать на аукционе 25% ПАО «ДТЭК Днипрооблэнерго» и ПАО «ДТЭК Днипроэнерго».

Эксперты в области ТЭК считают эту приватизацию невыгодной ни государству, ни покупателям, поэтому не питают надежд на успешную реализацию миноритарных пакетов. В основном, из-за того, что стоимость выставленных на продажу активов в разы меньше, чем можно было бы за них выручить еще пять лет назад. При этом, сторонним инвесторам не хочется отдавать деньги всего лишь за четверть акций компаний. А местные магнаты не видят смысла докупать акции предприятий, которые они и так контролируют.

Об этом написал член набсовета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук.

«Приватизацию облэнерго и энергогенерирующих предприятий нельзя назвать эффективной и выгодной по ряду причин. Продажа небольших пакетов акций (25%) не интересная для потенциальных иностранных инвесторов, а поэтому покупателями могут выступать только существующие владельцы компаний. Государство планирует получить только 157 млн долл., хотя в ходе приватизации в 2011-2012 гг. соответствующий объем акций принес бы как минимум вдвое больше — 350-400 млн долл. (9-11 млрд грн.). Фактически приватизация облэнерго осуществляется для отчета перед кредиторами Украины (МВФ), а также с учетом политических договоренностей существующих финансово-промышленных групп», — в частности, отметил в своем блоге эксперт.

С тезисами и цифрами коллеги согласился и Дмитрий Марунич, сопредседатель Фонда энергетических стратегий.

«Деньги, заплаченные СКМ за 25% акций «Донецкоблэнерго» просто смешны. Например, в свое время приводились оценки стоимости «Киевэнерго», и Иван Плачков (экс-министр Минтопэнерго, ныне глава набсовета «Киевэнерго» — ред.) говорил, что это стоит 2 млрд долларов, а сейчас акции проданы за 760 млн не долларов, а гривен. Для приватизации выбран не самый лучший момент. Просто МВФ требует продавать госпредприятия. Думаю, что это политическое решение, и Гройсману важно было провести приватизацию ввиду текущих сложных переговоров с Фондом насчет следующего транша. Наверное, эти объекты стоило бы сейчас не продавать, а дождаться роста экономики, когда они бы выросли в цене. Однако роста не наблюдается, ничего из этих гособъектов не дорожает и не понятно, когда подорожает», — добавил Марунич.

Он при этом высказал подозрение, что Ахметов, в отличие от олигарха Дмитрия Фирташа, сумел договориться с властью. Гарантией его обязательств была, по сути, ненужная ему покупка 25% акций трех облэнерго. Со своей стороны, власть выставляет эти объекты по низкой цене, чтобы Ахметов (а у принадлежащей ему ДТЭК плачевное финансовое положение, в компании это не скрывают) мог их купить.

«Вероятно, Ахметов вложил в это странное приобретение заработанное на металлургических рынках. Поэтому, можно предположить, что Ахметов договорился с властью. А вот Фирташ — нет. Его продолжают «дрючить» — происходят накаты на его облгазы, стоит вопрос о конфискации у них распределительных сетей. На него идет постоянное давление. А к Ахметову есть претензии только по схеме «Роттердам+», но особого давления на него нет», — предположил Марунич.

Порошенко спекулирует на тарифах

К тому же, тема облэнерго неотъемлемо связана с внедрением так называемых RAB-тарифов, которые должны повысить доходность энергокомпаний при вложенных в них инвесторами средств. Схема эта хитрая. Вот как объяснил ее суть руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий.

«Днепроблэнерго» была приватизирована в 2012 году за 1,32 млрд грн. (в расчете на 100% акций). Согласно информации народного депутата Льва Пидлесецкого, база активов (сумма, на которую будут начислять ежегодную ренту в 12,5%) составляет около 12 млрд гривен. Это означает, что после введения «стимулирующего регулирования», владелец компании на ровном месте будет получать ежегодную прибыль около 1,5 млрд грн. То есть, каждый год он будет получать больше, чем однажды заплатил за эту компанию в ходе приватизации», — отметил аналитик на сайте Liga.net.

А «Семья» Петра Порошенко, как отметила «Экономическая правда», вознамерилась прибрать к рукам все облэнерго страны до ввода RAB-тарифов, которые и вызывают интерес у иностранных конкурентов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Национальная лотерея: как Ахметов и «друзья Порошенко» разыгрывают энергетику — Европейская правда

Приватизация для своих

Все эксперты, опрошенные Ukraina.ru, подтверждают, что им были бы интересны контрольные пакеты акций, но только не миноритарная доля. С малой долей участия и систематическим нарушением законодательства о миноритарных акционерах новые владельцы разве что могу рассчитывать на место в набсовете и максимум блокировать какие-то решения.

«Фундаментальная проблема в сфере приватизации заключается в том, что нет прозрачных правил игры и защиты прав собственности. Этим пользуются вертикально интегрированные компании, которые имеют хорошие отношения с регуляторами. Например, когда энергокомпания в частной собственности, и Нацкомиссия по тарифам повышает их, чтобы предприятие больше зарабатывало — значит, идет уступка частникам», — поясняет экономист Виктор Скаршевский.

Эксперт Фонда общественной безопасности, экономический эксперт Юрий Гаврилечко придерживается того же мнения: единственные, кто могут зайти на рынок в рамках приватизации — спекулянты, которые покупают активы с целью их оперативной перепродажи.

«Поэтому из крупных зарубежных инвесторов за всю историю существования независимой Украины, который вложился в крупное госпредприятие, можно назвать, наверное, только Лакшми Миттала. И то благодаря тогдашнему премьеру Юлии Тимошенко, которая провела принудительную реприватизацию «Криворожстали». Серьезного инвестора из-за границы, который рассчитывал бы зарабатывать на купленном активе, вы в Украине не найдете», — напомнил аналитик.

Предприятия-монстры уже никому не интересны

Готовят к продаже госпакет в 78,29% акций самой крупной энергогенерирующей компании в Украине «Центрэнерго», которую контролирует близкий к Порошенко депутат и бизнесмен Игорь Кононенко. Хоть ФГИ прогнозирует продажу в середине 2018 года, как и в прошлые годы, скорее всего, конкурс провалится.

Дмитрий Марунич подметил, что закупки угля в США очень сильно ухудшат экономику производства э/э на ТЭС «Центрэнерго». Покупая уголь в порту по $113 при текущих мировых ценах на антрацит в $90 предприятие просто не сможет работать. Плюс «Центрэнерго» нужны деньги на переоборудование энергоблоков и где-то закупить дополнительные объемы угля марки «Г». Расходы будут заложены в новый тариф.
Другие крупные гособъекты на продажу — Одесский припортовый завод, 13 портов Одесской, Николаевской, Херсонской, Запорожской и Донецкой областей и госпредприятие «Турбоатом» (строит двигатели, в том числе для ТЭС). ОПЗ надеются продать в конце 2017- начале 2018 года.

«ОПЗ довольно сильно отягощен судебными исками по долгам (7,3 млрд грн. перед Group DF Дмитрия Фирташа — ред.). Потом, профильный покупатель в этом случае должен иметь газ ниже рыночной цены, иначе нет экономического смысла покупать завод. А газ в Украине один из самых дорогих, покупаешь ты его у «Нафтогаза» или у производителя. Поскольку российские компании не допускаются к приватизации, де-факто профильных покупателей просто нет. Финансовые спекулянты могут купить только очень дешево с целью перепродажи актива. А для таких любое отягощение объекта судами неприемлемо. Ввиду этого, думаю, ОПЗ будут продавать еще довольно долго», — спрогнозировал экономист и политолог Всеволод Степанюк.

Эксперт недавно заявлял, что, продав «Турбоатом», Украина потеряет возможность производить турбины и реакторы для электростанций — ведь все технологии и оборудование вывезут за рубеж. В любом случае, профильного покупателя на этот актив нет.

Что касается портов, то, во-первых, специалисты убеждены, что продавать их в кризис нецелесообразно из-за просевшей цены. А во-вторых, эти имеющие стратегическое значение для экономики порты могут зарабатывать деньги. Продать же следует убыточные активы, но вряд ли на них найдутся желающие.

Вместе с тем, у аналитиков нет иллюзий насчет того, что в этом году приватизация будет выполнена. По состоянию на 31 июля этого года от приватизации в казну перечислено 1,9 млрд грн. — всего лишь 1,12% от годового плана.
«Приватизация должна быть не доходом государства, а способом погашения дефицита бюджета — когда есть кассовый разрыв и не хватает денег. Тогда есть необходимость продать госпредприятие, чтобы разово закрыть эту проблему. Дело в эффективности управления объектами, особенно естественными монополиями. В том же «Фольксвагене» есть государственная доля акций. Или, например, в Юго-Восточной Азии значимая доля в корпорациях закреплена за государством», — резюмировал Виктор Скаршевский.