15 августа ровенские журналисты, финансируемые правительствами Канады и США, получили письмо от СБУ с требованием предоставить информацию о деятельности проекта. Как сообщает ресурс «Четвертая власть», причиной могли стать критические статьи в отношении украинских силовиков.

Параллельно с этими событиями в Киеве начался суд над Виталием Шабуниным (председатель правления Центра противодействия коррупции). Последнему припомнили конфликт с блогером Всеволодом Филимоненко, закончившийся мордобоем. Антикоррупционеру грозит до 3 лет тюрьмы (Часть 1 статьи 122 Уголовного кодекса Украины).

О зачистке информационного поля мейнстримовские украинские СМИ заговорили так, будто происходит это впервые. Убийство Олеся Бузины, арест Мирославы Бердник и Василия Муравицкого, повторное уголовное дело против Руслана Коцабы как бы не в счет. Что не удивительно — те сразу выступили против Майдана, мобилизации и раскручивания маховика русофобии.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Дубинский: Дело Шабунина — ключ к переизбранию Порошенко

Ukraina.ru пообщалась с журналистами и экспертами, которые также ощутили на себе давление репрессивной машины власти.

Ожидаем новых репрессий

«В июне в центральном штабе «Народного фронта» приняли решение раскручивать «Дело политологов». На них, по традиции, будут навешивать ярлыки — «агент Кремля» или «пособник сепаратистов». Якобы они получают указания от московских кураторов о том, как дестабилизировать ситуацию через СМИ и вести «гибридную войну», — делится информацией из своих источников Алексей Цветков, лидер «Украинского социалистического движения».

По словам собеседника, изначально планировали спровоцировать на получение денег кого-то из женщин-экспертов, а затем, раскручивать ее на организованную преступную группу (ОПГ), которую, якобы, курируют из Москвы. В идеале — связать группу политологов с Виктором Медведчуком или, на худой конец, с какой-то из групп влияния внутри «Оппозиционного блока».

С помощью такого хода власти желают ударить еще и по политическим тяжеловесам, которые выступают за мирное урегулирование и выполнение Минских соглашений и, так как Медведчук и еще несколько групп в «Оппоблоке» выступают за мир, то партия войны воспринимает их как угрозу №1.

По словам Алексея Цветкова, это была программа-максимум. Правда, затем, ее немного подкорректировали.

«Уже в июле начали обрабатывать политологов разного калибра. Так, по моей информации ряд украинских политологов получали предложения о сотрудничестве от посредников. В переписке пытались обсуждать написание блогов на политическую тематику и навязчиво предлагали деньги за работу.

Предлагали от 300 дол. за текст. При том, что средняя цена от 75 у.е. Таким образом, хотели зафиксировать факт передачи денег с последующим обвинением в работе на Россию. Провокации не удались. Сейчас предложения закидывают всем подряд. В том числе, через Facebook», — делится ситуацией в украинской экспертной среде политолог Алексей.

«Дышишь и думаешь, что преступник»

Вообще, зачистка информационного пространства началась сразу после победы «Евромайдана» в феврале 2014 года. Первая громкая акция устрашения была проведена в 2015 году.

«Я была в Киеве по личным делам, и так совпало, что в этот день хоронили Бузину (убит 16 апреля 2015 г. — ред.). Я тогда впервые почувствовала себя полностью беззащитной. Ведь если убили именитого писателя и журналиста, то что сделают с рядовыми? Еще хуже стало, когда в аэропорту «Жуляны», уже через несколько дней увидела Максима Равребу, который был очень нервным и о чем-то спорил с представителями аэропорта.

Они вроде не пропускали его или багаж не давали сдать. Я окончательно поняла, что все…», — рассказала Ксения Ткач, бывшая гражданка Украины, а ныне сотрудница одного из российских федеральных информационных агентств.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Виталий Сыч: Апогей контрреволюции — «Новое время»

Те же, кто в отличие от Ксении и сотен других украинских журналистов, блогеров и политологов остались на Украине, живут как на пороховой бочке.

«Я, просто психологически уже не выдерживаю этой обстановки. Уже один ноутбук сломала. Первый раз, когда меня в украинских СМИ и соцсетях подвергли обструкции с угрозами. Второй раз чуть не сделала тоже самое, когда поздно вечером позвонили в дверь. Но потом выяснилось, что это соседи. Преступной деятельностью не занимаюсь, но затравили так, что уже дышишь и думаешь, что преступник», — на условиях анонимности поделилась киевская журналистка.

Действительно, многие несогласные с режимом могут попасть в тюрьму не только за выступление на «ОРТ» или «России 24», но и за банальный пост в социальной сети. Так, в мае 2017 года студента одного из львовских университетов осудили на 2,5 года за распространение цитат Владимира Ленина на своей странице.

По мнению спецслужб, посты в социальных сетях с изображением Ленина — это уголовное правонарушение, предусмотренное статьей 436-1 Уголовного Кодекса Украины (Изготовление, распространение коммунистической, нацистской символики и пропаганда коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов).

Правил игры нет. Это джунгли

В июне руководитель СБУ Василий Грицак заявил:

«…Они (оппозиционные журналисты, блогеры, политологи — ред.) должны стать персонами нон-грата для отечественных информационных ресурсов, для сторонников "путинского русского мира" должна остаться только "киселевско-соловьевская" площадка».

Кроме того, СБУ выступила с инициативой — не только ввести уголовную ответственность за «работу на Россию», но и призвала украинских журналистов участвовать в изобличении своих коллег.

«Я не против, чтобы для меня осталась московская телевизионная площадка, но прошу обратить внимание, что на российских каналах засилие порохоботов. Там практически нет тех, для кого, по мнению Грицака, должна быть "киселевско-соловьевская" площадка. Более того, если Ковтуну, Яхно и Карасеву можно ездить на российское ТВ, то другие под большим вопросом», — сетует украинский политолог Андрей.

В украинских реалиях сейчас сложно понять, что можно, а что нельзя. Просто дыши тихо, не дергайся, не критикуй — и тогда, может, обойдется.