С прошлого года Польша отмечает 11 июля день памяти жертв украинского националистического террора Летом прошлого года польский Сейм постановил отмечать 11 июля «Национальный день памяти жертв совершенного украинскими националистами геноцида граждан II Речи Посполитой Польской». За резолюцию, которую подготовила правящая партия «Право и справедливость» проголосовали 442 польских депутата, включая большинство представителей оппозиции — при  10 воздержавшихся депутатов. Эта дата была выбрана неслучайно.

Летом 1943-го года Украинская повстанческая армия, подконтрольная Организации украинских националистов, провела широкомасштабные акции по «очистке территории от польского элемента», которые вошли в историю под названием «Волынская резня». Ее жертвами стали около 60 тысяч поляков.

Украинские политики пытаются заретушировать болезненную для поляков тему этнического геноцида на Волыни, заявляя, что резня в этом регионе носила обоюдный характер, а уничтожение поляков и польских сел явились ее незапланированными эксцессами. Однако, программные документы Организации украинских националистов, опубликованные ими накануне войны, убедительно опровергают эти утверждения, указывая на то, что изгнание и уничтожение поляков заблаговременно планировалось руководством.

Однако, проблема в том, что нынешние украинские власти не могут позволить отказаться от глорификации Шухевича и Бандеры, или остановить антипольские акции радикальных националистов, которые вандализировали в течение прошлого года несколько памятных знаков на месте захоронения жертв Волынской резни. В свою очередь, это вызывает ответные действия поляков, которые провели несколько акций против украинских националистов и разобрали надгробный памятник на могиле членов УПА на кладбище села Грушовичи вблизи Перемышля.

Как бы не совпадали сейчас внешнеполитические установки Украины и Польши, эти инциденты очевидно указывают на то, что, что отношение к организаторам «Волынской Резни» станет главным критерием, который  будет определять отношения между Украиной, Польшей, а в перспективе — и всей Европой.

Впрочем, Европа уже сейчас показывает, что Украине не место в «дружной европейской семье».

Конец евроинтеграции

Именно так можно подвести итог прошедшего на текущей неделе саммита Украина-ЕС. Петр Порошенко заявляет о невиданном успехе украинской дипломатии, пытаясь, как обычно, скрыть очередной провал: саммит завершился без подписания итоговой декларации. Такое произошло всего второй раз за всю историю отношений Украины и ЕС. Замглавы Администрации президента Украины Константин Елисеев был не так категоричен, как его патрон.  

«Меня немного не устраивает то, что все обращают внимание, был или не был финальный документ, то есть декларация. Правда, делались попытки наработать совместный документ — это нормальная ситуация, но не достигли консенсуса», — заявил Елисеев.

В этот раз камнем преткновения стало желание украинской стороны внести в декларацию пункт о признании ЕС европейских стремлений Украины. Следует отметить, что дискуссия велась даже не о перспективах членства в ЕС, а просто о факте признания стремлений Украины по вступлению в Евросоюз. Но и на это представители ЕС не пошли.

Киевскому режиму осталось тешить себя «безвизовыми режимом», который не дает права ни учиться, ни работать в Евросоюзе, и вводить «гибридный визовый режим» с Россией.

«Гибридный визовый режим»

10 июля Совет национальной безопасности и обороны принял решение о том, что с 1 января 2018 года или даже раньше иностранные граждане и лица без гражданства смогут въехать на территорию страны только по биометрическим паспортам, и при прохождении пограничного контроля у них будут брать отпечатки пальцев. 

«Понятно, что, в первую очередь, это будет касаться российских граждан, эти вопросы связаны с усилением безопасности», — заявил секретарь ведомства Александр Турчинов.

Кроме того, россияне, планирующие посетить Украину, должны будут заранее уведомить об этом и предоставить Министерству иностранных дел страны пакет документов, который определят дипломаты. Граждан РФ также обяжут регистрироваться по месту постоянного пребывания и сообщать о перемещении по территории Украины.

В интервью изданию Ukraina.ru директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник назвал меры, одобренные СНБО, лайт-формой визового режима. По его словам, на Украине не хотят обострять ситуацию, называя ограничения визовым режимом, и надеются смягчить последствия российского ответа.

«Украинские власти не вводят визовый режим с Россией по двум причинам. Во-первых, с политической точки зрения, Россия сможет использовать этот факт как иллюстрацию к тому, что Украина разрушает минский переговорный фон, то есть выступает своего рода агрессором в нынешней и так непростой коммуникации между странами «нормандской четвёрки». Во-вторых, около 1,5-2 млн украинских граждан работают в России и ежегодно переводят на Родину минимум $2 млрд. Введение визового режима и соответствующие контрдействия со стороны России осушат этот ручеёк. Это будет иметь негативные последствия для национальной экономики: сначала для платёжного баланса, а потом для курса гривны», — сказал политолог.

 

Очевидно, что взаимное введение визового режима между двумя странами больнее ударит по украинцам. В прошлом году количество въехавших в Россию граждан Украины превысило количество россиян, посетивших Украину, почти втрое: 3,8 млн против 1,47 млн человек. Сейчас эта разница составляет от шести до восьми раз. Кроме того, если в 2015 году денежные переводы украинцев, работающих в России, на Родину составили $5,4 млрд, то в 2016 году эта сумма выросла до $7 млрд, то есть 6,5% ВВП Украины.