Жалобы в ООН и ОБСЕ

Наш звонок застал маму Олеся — Валентину Павловну — на кладбище в Берковцах на могиле сына. Несмотря на плохое здоровье, она старается приходить туда чуть ли не каждый день. Приходит, ухаживает за могилой, а самое главное — разговаривает с сыном.

— Спасибо, Саша, что ты позвонил. Я сейчас скажу Олесю, что ты звонишь, — бедная женщина начинает плакать.

У нее плохо со здоровьем: давление и сахарный диабет.

«У меня высокий сахар. Диабетик я уже 30 лет. После этого несчастья у меня сильная трясучка — очень трясутся руки. Я хожу с палочкой. Спасибо Богу, что он у меня не отобрал ум. Друзья Олеся мне очень помогают. Они постоянно со мной, иначе бы я не выжила. На свои небольшие доходы я смогла бы прожить на хлебе и воде, а вот без их моральной поддержки — нет», — говорит Валентина Павловна.

Интересуемся, передано ли, наконец-то, дело в суд.

— Хотя следствие и закончено, но никакого суда еще нет: дело только готовится к передаче к суд, — рассказывает Валентина Павловна, — Мы, заинтересованные лица, знакомимся с материалами дела. В нем, наверное, 13 томов.

В основном это делает мой адвокат Ренат Кузьмин, которым я очень довольна.

Но у меня есть официальное уведомление, что досудебное расследование окончено, и дело готовится к передаче в суд.

— А что по срокам известно?

— Ничего, но могу сказать, что оно вряд ли будет туда передано даже через месяц.

-Обращались ли вы по этому делу в какие-то международные организации?

— Где я только не была. Я была на приёме у комиссара миссии ООН по правам человека — Фионы Фрейзер. Они постоянно в своих отчетах постоянно пишут об Олесе, о том, что это дело не закончено. Я знакомилась с их содержанием.

Была я в миссии ОБСЕ. У кого я только не была, в какие двери только не стучалась. Всех умоляю, всех прошу. Сейчас дело чуточку сдвинулось, благодаря моих обращениям.

В самом начале, как только эта беда случилась, мне казалось, что расследование идет нормально, но потом через полгода следователь, который вел это дело, вдруг неожиданно ушел из органов, и пошла передача от одной группы следователей к другой. А когда они из Киева в Одессу передали это дело, я спохватилась: я же потерпевшая, а меня не поставили в известность.

Я, может быть, для тех, кто вел дело, стала и надоедливым человеком, но я добиваюсь справедливости.

-Медведько и Полищук остаются основными подозреваемыми в этом деле? Какие в деле есть аргументы в пользу их вины?

— Они, как и были основными подозреваемыми, так они ими и остаются. Пока они остаются подозреваемыми, пока их вина не доказана, я ничего согласно закону ничего не могу говорить о них. Всё решится в суде.

-Продолжаете ли вы добиваться встречи с генпрокурором Луценко, с которым вы ранее хотели встретиться, но так и не встретились?

— Нет. Ну, если человек не хочет со мной встретиться, ну чего я буду навязываться.

А вот Валерия Лутковская, уполномоченная по правам человека, меня приняла. Она занимается этим делом. Когда она обратилась в генпрокуратуру, все сдвинулось с мертвой точки, а так им никто не занимался.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Валентина Бузина: Год прошел, а дело не раскрыто

Саботаж генпрокуратуры

В свое время Ренат Кузьмин со ссылкой на информацию бывшего донецкого журналиста Владимира Бойко выдвинул версию о причастности украинских спецслужб к убийству Бузины.

Ukraina.ru попросила его ответить на вопрос: проверяло ли следствие его версию? Оказывается, суд по ходатайству потерпевшей стороны обязал Генпрокуратуру проверить следственным путем версию о причастности украинских спецслужб к убийству Олеся.

«Но несмотря на обязательность судебного решения, прокуратура проигнорировала требования закона и отказалась проверять эту версию, — сообщил нам Кузьмин. — Более того, экс-руководитель Общественного совета генпрокуратуры Владимир Бойко заявил о том, что убийство Олеся совершили сотрудники Главного управления разведки Минобороны Украины, которые позже были ликвидированы на конспиративной квартире ГУР в Киеве сотрудниками СБУ.

И это заявление прокуратура проигнорировала и даже не соизволила допросить Бойко. Кроме того, издание Strana.ua опубликовало документы, подтверждающие слежку за подозреваемыми, осуществлявшуюся МВД, а значит совершить убийство незаметно от полиции они просто не могли.

Эти и многие другие факты недобросовестности прокуратуры при расследовании дела свидетельствуют о том, что власть скрывает правду об этом преступлении. Остается надеяться на справедливый суд. Если не украинский, то Европейский суд по правам человека, куда потерпевшая сторона намерена обратиться уже на следующей неделе".