Вопрос о победителе висел на волоске до последней минуты, экзит-пулы давали списку Ушакова не более 43%. Подсчет голосов расставил все по местам: у коалиции 50,82%, что гарантирует ей еще на четыре года управление городом.

Сама по себе потеря семи депутатских мест не так уж и велика. Учтем, что команда Ушакова идет на третий срок, а любая власть рано или поздно приедается избирателю. Успехи забываются, претензии накапливаются. Но любопытно понять причины. И это совсем нетрудно сделать, заглянув на сайт Центральной избирательной комиссии, где выложены результаты голосования на всех участках города.

Рига — двухобщинный город. Все, кто участвовал в выборах или организовывал референдумы, знают: есть «латышские» избирательные участки, есть «русские», есть «смешанные». На участках, расположенных в центре и еще нескольких районах города, преобладают избиратели-латыши, в больших спальных районах — русские. Об этом не принято говорить публично (политкорректность!), но факт есть факт.

Так вот, на рижских выборах 2013 г. «Согласие/Честь служить Риге» собрала в среднем на «латышских» участках примерно 40%, на «русских» — 70% голосов. В этом году соответственно — 25% и 65%. То есть, падение на «латышских» участках весьма значительное, на «русских» — несущественное. Латыши (по крайней мере, часть из них), голосовавшие за Ушакова на прошлых выборах, отвернулись от него. Отсюда и потеря мандатов.

Что произошло между 2013 и 2017 гг.? Ну конечно: переворот в Киеве, присоединение Крыма к России, война в Донбассе, введение санкций, наращивание сил НАТО в Прибалтике, атмосфера новой «холодной войны». Вмешалась, что называется, большая политика. Именно она, а не какие-то хозяйственные просчеты Ушакова, реальные или мнимые, привели к тому, что латыши отказались голосовать за русского мэра.

Напомню, что Нил Ушаков не только мэр Риги, но и лидер «Согласия», самой крупной оппозиционной партии, имеющей солидную фракцию в парламенте страны. «Согласие» делает все возможное, чтобы умаслить латышского избирателя. Дает понять, что не одобряет «аннексию» Крыма, голосует за антирусские законы или, в лучше случае, вяло сопротивляются их принятию, зачищает партийные ряды от «радикалов» (т. е., тех, кто может не понравиться латышскому электорату), Ушаков демонстративно фотографируется на фоне американских танков и в компании с сенатором Маккейном. При этом «согласисты» хитро подмигивают русскому избирателю: мол, ты ж пойми, родной, с волками жить — по-волчьи выть, это всего лишь тактика…

Спору нет, эта гибкая тактика принесла Ушакову впечатляющий успех на выборах 2013 г. Но в 2014 г. началась новая эпоха.

Во время муниципальных выборов принято обсуждать городские проблемы: ремонт дорог, работу общественного транспорта, бесплатные обеды для школьников, детские площадки во дворах и т.п. Все это, разумеется, важно для любого горожанина, и в небольших городках Латвии хозяйственные вопросы существенно влияют на итоги выборов. В Риге — иначе, здесь это лишь фон. Если отбросить политкорректность — идет борьба между двумя национальными общинами за власть в городе. По крайней мере, именно так воспринимает ситуацию избиратель и голосует за «своих».

Латышские партии проиграли «битву за Ригу». У них был шанс свергнуть Ушакова, если бы они объединили усилия и выдвинули единого кандидата в мэры. Но, как здесь говорят, «где два латыша, там три партии».

Поскольку основная интрига была в Риге, общелатвийские итоги выборов как-то отошли на второй план. А они интересны. И тревожны. Из всех партий наибольшее число своих представителей провело в местные органы власти «Национальное объединение» — блок партий неонацистского толка.

Обвинение в неонацизме — не голословны. Во время предвыборной кампании один из лидеров «Нацобъединения», депутат парламента Эдвин Шноре назвал русских жителей Латвии «русской вошью, от которой трудно избавиться». По сути, процитировал известное высказывание Гиммлера о евреях («Избавление от вшей — не вопрос идеологии, это вопрос гигиены. Точно так же для нас антисемитизм не является вопросом идеологии, это — вопрос гигиены»)

«Национальное объединение» входит в правительство, у них три министерских поста и пост спикера парламента. Сейчас они заметно усилили свои позиции в провинции.