С 18 по 20 мая 1944 года один из народов Крыма был насильственно переселён далеко от своей исторической родины и фактически поставлен на грань выживания. И сегодня самое время вспомнить о том, что предшествовало этим трагическим событиям.

Для начала надо сказать, что после присоединения Крыма к Российской империи в 1783 году, несмотря на все опасения, крымские татары показали себя довольно лояльными подданными. Даже во время Крымской войны 1853-1856 годов, когда союзные Турции войска высадились в Крыму, крымские татары не подняли массового восстания в тылу русских войск, на что союзное командования явно рассчитывало. То есть случались отдельные мародерские вылазки с целью пограбить брошенные хозяевами имения близ театра боевых действий или сотрудничество с экспедиционным англо-франко-турецким корпусом в качестве проводников, но отнюдь не организованный бунт против российской власти. Во время смуты Октябрьской революции и последующей Гражданской войны симпатии крымских татары были вовсе не на стороне красных революционеров, обещавших братство всех народов Земли. Более того, местные татары принимали непосредственное участие в антикоммунистических экзекуциях — например, на их счёту расстрел весной 1918 года членов правительства «советской социалистической республики Тавриды».

После окончательной победы большевиков по всей стране началась модернизация практически всех сфер жизни Советского Союза. Разумеется, Крым, будучи курортной витриной страны, был на виду. Ситуация усугублялась тем, что в специальной большевистской «табели о рангах» мусульманские народы распавшейся империи официально были признаны «отсталыми» (наряду с малочисленными племенами Севера или буддистами, вроде калмыков и бурятов). Соответственно, «отсталые» по мнению коммунистической власти, народы надо было срочно дотягивать до современного уровня и эмансипировать. Ломка вековых традиций, включая религиозные, воспринималась исламскими народами, включая старейшин и духовенство, исключительно болезненно. Все эти «женщина Востока, сними паранджу» нередко приводили к настоящим трагедиям, включая убийства переступивших через запреты девушек и неуемных комсомольских активистов. И хотя крымскотатарских женщин проблема паранджи напрямую не касалась (как правило, они её не носили), в прочих аспектах освоения новой жизни крымским татарам приходилось непросто.

В дневниках Корнея Чуковского есть интересное описание, как прогрессивные учителя, втайне от родителей-традиционалистов, выводили крымскотатарских детишек на пляж, чтобы те могли снять одежды и хотя бы немного с пользой для здоровья позагорать на родном крымском солнце. Однако подобное обнажение в исламских семьях считалось безнравственным и вызывало резкие протесты защитников традиционных ценностей. А тут ещё и коллективизация подоспела со всеми её перегибами, да и эпоха «великого террора» симпатий к Советской власти не добавляла. Озлобление накапливалось и валом выплеснулось во время Великой Отечественной Войны.

Большинство крымских татар не хотело воевать за власть, при которой они были признаны «отсталым народом», которая глумилась над их вековыми традициями, репрессировала многих уважаемых в народе людей и лиц духовного звания. Дезертирство крымских татар из Красной армии имело характер эпидемии. Всего дезертировали порядка 20 тысяч человек (или 80 процентов) призывников крымскотатарской национальности. Более того, после прихода немцев в Крым местные татары приняли их весьма доброжелательно. Кроме вышеописанных ошибок Советской власти, можно ещё вспомнить многовековое турецкое влияние (а Турция в те годы была в весьма дружеских отношениях с Германией); имеющийся опыт проживания с многочисленными тогда в Крыму немецкими колонистами, которые имели на полуострове славу народа трудолюбивого и цивилизованного; широко известные планы Гитлера на превращение Крыма во всегерманский курорт и жемчужину Рейха. Опыт приручения народов, которые подчинялись чужой власти в обмен на преференции надсмотрщиков, в Третьем Рейхе уже имелся. Всего, в той или иной форме, в сотрудничество с нацистами было вовлечено более 35 тысяч крымских татар.

Сразу хочу подчеркнуть, что многие крымские татары не пошли путём сотрудничества с гитлеровцами. Напротив — воевали против общего врага в Красной армии, а среди крымских партизан 16 процентов личного состава составляли именно местные татары. Но, к сожалению, лидеры общины, духовенство и основная часть мужского населения призывного возраста фактически заключили союзные отношения с немцами: многие из них принимали активное участие в истреблении еврейского, русского, крымчакского населения полуострова. Кроме того, коллаборанты осуществляли массовое выселение русских сограждан — фактически своих соседей — из домов, гнали их колоннами из посёлков Южного берега Крыма в предназначающиеся для них концлагеря, выдавали немцам подпольщиков и партизан, были задействованы в карательных операциях. Только в концлагере «Красный» было убито 15 тысяч гражданских лиц из числа семей крымских коммунистов. Всего в Крыму, при участии отрядов местных полицаев, было казённо более 70 тысяч советских граждан.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Крымская палитра: есть ли политическая жизнь на полуострове

Обратный ответ пришёл в 1944 году, когда — сразу после освобождения Крыма от немецких захватчиков — было принято решение о массовой депортации крымских татар в глубинные районы СССР. Необходимость этого решения на официальном уровне обосновывалась несколькими факторами. Во-первых, опасность оставления в тылу действующей армии большого анклава нелояльных граждан, весьма неплохо вооруженных уходящими немцами. Во время обысков и облав органами НКВД, согласно разным источникам, обнаружено от пяти до девяти тысяч винтовок, до шестисот пулеметов и даже несколько десятков минометов.

Второй негласный повод для депортации — желание публично продемонстрировать непокорным (ведь война продолжалась) устрашающая расправа может ждать упорствующих врагов Красной армии. И третье, по мнению известного историка и социолога Сергея Кара-Мурзы (не путайте с его тёзкой — либеральным журналистом), это особая форма наказания народа, большинство взрослого мужского населения которого за государственную измену, дезертирство и участие в экзекуциях подлежало высшей мере наказания. Иначе говоря, Сталин, понимая, что такой масштаб истребления сродни прямому акту геноцида (а юридическое наказание, тем не менее необходимо) выбрал некий архаичный способ возмездия: ответственность целого народа при сохранении его мужского населения.

Таким образом, в практике коммунистического режима классовая идентичность начала сознательно и регулярно подменяться идентичностью национальной, что ещё принесёт свои горькие плоды. Расправа по национальному признаку в череде разнообразных депортаций стала нормой. Причём наказание понесли практически все крымские татары, включая правоверных коммунистов, восторженных комсомольцев и заслуженных фронтовиков. Вместо идеологического разнообразия пришла вынужденная национальная сплоченность и последующее обособление целых народов. Из крымских татар коллективного наказания избежали только некоторые заслуженные люди, вроде дважды героя Советского Союза Ахмет Хана Султана, но даже им было запрещено жить в Крыму.

Итак, 18 мая 1944 года началась депортация крымских татар, которая продолжалась всего трое суток. Согласно постановлению Государственного Комитета Обороны № 5859-сс, переселяемым разрешалось брать с собой «личные вещи, одежду, бытовой инвентарь, посуду и продовольствие» в количестве полтонны на семью. Всего из Крыма было выслано более 180 тысяч человек. Проходила депортация сложно, не без эксцессов и по официальным данным в дороге погибло до двух сотен человек, но задачи истребления народа как такового правительством СССР не ставилось — тогда проще было бы воспользоваться расстрельной практикой.

Однако настоящие испытания для переселенцев были ещё впереди. На новом, плохо приспособленном для жизни месте, их подстерегали каторжный труд и высокая смертность. Особенно запомнилась старожилам голодная зима 1946-47 года, когда в СССР от недоедания умерли более миллиона человек. Из них 16 тысяч человек были крымские татары. Для небольшого народа это в процентном отношении огромные цифры — по сути, каждый десятый. А ведь ещё много погибли до и после голодной зимы…

По мере демонтажа сталинского режима особыми постановлениями в 1956 и 1967 году постепенно снимались ограничения и в отношении крымских татар, хотя организованно возвращать их в Крым власть опасалась: татарские села и дома были давно переименованы и заселены другими людьми — «добросовестными и трудолюбивыми» (как было сказано в постановлении Государственного Комитета Обороны от 18 августа 1944 года) колхозниками из Украины и РСФСР. Таким образом сразу после освобождения Крыма правительство восстанавливало довоенную численность славянского населения полуострова, за три года оккупации — не без помощи помощников оккупантов — уменьшившегося вдвое: с 558 481 русских крымчан по переписи 1939 до приблизительно 284 000 человек в 1944 году, а южный берег Крыма вообще фактически обезлюдел. Исправляли ситуацию как могли.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: На Украине готовятся изменить статус Крыма

Окончательно ограничения на въезд крымских татар были сняты лишь в 1989 году, а массовое переселение в Крым началось в непростое время дезинтеграции СССР и ускорялось ростом националистических настроений в Средней Азии. Для самоорганизации переселенцев в эти же годы был создан Меджлис крымскотатарского народа, который приобрёл серьёзное политическое влияние, выступая от имени всей национальной общины. Лидеры Меджлиса лелеяли и собственные честолюбивые планы, вплоть до создания самостоятельного государства, а киевская власть использовала их в борьбе с русским влиянием на полуострове. Преодолеть которое, впрочем, не удалось.

Процесс окончательного восстановления политических прав крымских татар завершила уже Российская Федерация, в виде принятого в 2014 году указа Президента РФ о реабилитации народов Крыма. Это подразумевает не только формальное признание государством своей неправоты в вопросе насильственной депортации народов Крыма (кроме татар были депортированы греки, армяне, немцы, болгары), но и присвоение бывшим депортированным крымчанам ряда льгот. Только в 2016 году денежные выплаты реабилитированным гражданам составили 168 миллионов рублей. Одновременно оказывается государственная поддержка возрождению национальной культуры крымских татар: за государственный счёт финансируются национальные театры, музеи, некоторые СМИ. Хотя есть и недовольные нынешним положением дел, в основном, из сторонников обосновавшегося на Украине Меджлиса.

История полувековых скитаний целого народа даёт богатый материал для серьезных размышлений и для политических спекуляций. Тема сложная, болезненная и, увы, до сих имеются силы, заинтересованные в её бесцеремонной эксплуатации. Но уж кто-кто, а крымскотатарский народ мог воочию убедиться, что межнациональный мир и согласие лучше, нежели краткое торжество местечкового национализма и последующее за ним разорение. История полна взаимных ошибок и не знает сослагательного наклонения, но будущее находится в наших руках.