5 мая мир отмечает 199-ю годовщину со дня рождения Карла Маркса — выдающегося философа, экономиста, социолога, журналиста, политика и поэта. Он до сих пор влияет на новые поколения своих последователей и противников. Перефразируя Жореса, можно назвать Маркса тем прошлым, обращаясь к которому человечество всегда находит не пепел, а пламя; другое дело, что одни видят в нем факел Прометея, а другие — адский огонь. Но сам факт того, что спустя два века фигура Маркса служит предметом ожесточенной борьбы, исчерпывающе говорит о том, насколько серьезно она повлияла на нашу историю. Потому что статьи и книги, написанные во время голодных иммигрантских скитаний, спустя годы позволили изменить мир — даже там, где его идеи не взяли вверх.

На протяжении одной и той же эпохи в честь Маркса называли города и запрещали его тексты, карая за них тюрьмой или даже казнью. Однако, сам он, скорее всего, одинаково посмеялся бы над проклятиями и славословиями в свой адрес. Философ, которого отливали в бронзе и высекали в граните, при жизни повторял фразу из римской комедии: «я человек, и ничто человеческое мне не чуждо», и меньше всего походил на объект ханжеского религиозного культа. «Полагаю даже, вместе со стариком Лютером, что человек, который не любит вина, никогда не будет годен на что-нибудь путное», — писал он своему тестю Лафаргу, поблагодарив его за очередную посылку с мозельским. А несколько лет назад писательница Мэри Габриел выпустила бестселлер «Любовь и капитал», рассказывая о частной жизни основоположников марксизма. Причем, о ее насыщенности позволяет судить как сам объем написанной на семьсот страниц книги, так и то, что она попала в финальный список трех самых престижных литературных премий США.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Киеве снесли памятник рабочему

Память об этом человеке, который, вслед за Гегелем, видел в противоречиях движущую силу мирового прогресса, увековечена в разных странах, которые представляют полную противоположность друг другу. К примеру, я видел его монумент в центре Берлина, а потом снимал огромный портрет Маркса на главной площади Пхеньяна. Однако, можно не сомневаться, что украинское государство полностью проигнорирует день рождения философа, который является здесь персоной нон-грата. Имя Маркса официально включено в черный список деятелей, подпадающих под закон о декоммунизации – где также специально упомянули марксизм. В результате этого были изменены названия городов и улиц на всей территории страны. На Одесщине улицу Маркса переименовали в честь недавно погибшего на Донбассе националиста, а полесскому селу Карла Маркса, напротив, вернули историческое название Новые Жадьки. Причем, и в первом, и во втором случае это вызвало недовольство у местных жителей.

Одновременно с этим проходило повсеместное уничтожение монументов Маркса. Еще 24 февраля 2014 года, в дни победы Евромайдана, представители «Правого сектора» торжественно разрушили его памятник в Житомире. А спустя три года во всей Украине уцелел только один Маркс. Причем, волей ироничной истории, он укрывается от погрома на киевской кондитерской фабрике, принадлежащей основному выгодоприобретателю этого политического переворота – президенту Петру Порошенко, который, по совместительству, является сегодня самым влиятельным олигархическим капиталистом страны. Эта фабрика, где делают знаменитый «Киевский» торт и конфеты «Вечерний Киев», известна сейчас под названием «Рошен», которое образовано от имени его собственника. Но так было не всегда. 5 мая 1923 года собрание коллектива постановило назвать ее в честь Карла Маркса – поскольку многие рабочие старейшего в Киеве предприятия были членами Красной Гвардии пролетарского предместья Демиевка и участвовали в жестоких боях с петлюровскими войсками.

Конечно, у Порошенко никогда не было интереса к марксизму и сантиментов к советскому прошлому. По словам депутата Бригинца, после избрания президент не управляет своим бизнесом, и уничтожение монумента саботируют на самой фабрике. Но уцелевший благодаря случаю Маркс стал сильнейшим раздражителем антикоммунистов, которые в изобилии представлены сейчас в украинской власти и нацифицированном «гражданском обществе». «Нет вообще никаких оправданий, почему он до сих пор не демонтирован. Никаких исключений на какие-то предприятия нет, памятник должен быть устранен из публичного пространства», – заявляет глава Института национальной памяти Вятрович, который едва не стучит ногами от возмущения. А представители «Гражданского корпуса «Азов» обещали устроить штурм предприятия, чтобы насильно снести этот монумент – но радикальные правые оказались слишком трусливы для нападений на собственность президента.

Между тем, несмотря на то, что сам Маркс упоминает об Украине только в конспектах исторических работ Лелевеля и Костомарова, называя Запорожскую Сечь «казачьей республикой», его идеи вызывали интерес у самых крупных фигур украинской национальной культуры. Иван Франко высоко ценил главный научный труд Маркса и лично переводил главу «Первоначальное накопление капитала», комментируя некоторые другие работы. «Славный немецкий социалист Карл Маркс ясно доказал, что именно из дополнительных стоимостей, урваных от рабочих, предстали все капиталы», – написал выдающийся классик украинской литературы. Поэтесса Леся Украинка перевела в 1902 году «Манифест коммунистической партии», а большинство украинских литераторов и политических деятелей начала ХХ века, от Винниченко и Грушевского до Коцюбинского и Хвылевого, так, или иначе, испытали на себе влияние социалистического учения Маркса. Его образ органично вплетался тогда в контекст украинского возрождения, и даже был поэтизирован Майком Йогансеном в духе романтического национального колорита:

Маркс бороду у жито занурив,
Проміння в степ посіяв золотаве
Мільйони зерен, мілійони снів,
Сипнув у поле, кинув на отави

Сегодня ситуация изменилась. Новая украинская интеллигенция, воспитанная в духе Айн Рэнд, Тэтчер, Бандеры и Пиночета, демонстрирует агрессивное неприятие марксизма, и самого Маркса. Однако, этот синдром провинциального националистического гетто – где реакционность господствующей идеологии усугубляет насаждаемое четверть века невежество, – идет вразрез с общемировыми тенденциями, которые заметны даже в странах первого мира. «Мировая рецессия сдвинула маятник влево, и фигура Маркса вновь замаячила на идеологическом горизонте», – с неудовольствием констатирует Радио «Свобода». Газета The Washington Post опубликовала данные опроса о самых популярных книгах в библиотеках американских университетов – где сразу в шести штатах лидирует «Манифест Коммунистической партии». «Более половины американцев в возрасте от 18 до 29 лет утверждают, что не поддерживают капитализм. Согласно соцопросу, проведенному Гарвардским университетом в апреле 2016 года, поддержка капитализма находится на историческом минимуме. 51% американцев в этой возрастной категории готовы от него отказаться», – вторит этому статья в Foreign Policy, отмечая, что разочарованная молодежь «резко склоняется к социализму».

После массового сокращения производства в Украине муссируют тезис о повсеместном отмирании промышленного рабочего класса, стараясь доказать этим несостоятельность марксовой теории. Однако, анализ процессов на мировом рынке труда показывает несостоятельность этих представлений. «В настоящее время численность глобальной армии наемного труда составляет примерно 3,2 млрд. человек. При этом, доля рабочей силы в промышленности выросла с 490 млн. человек в 1991 году до 715 млн. человек в 2012 году. Темпы ее роста (2,7% в год) превышали темпы роста сектора услуг (2,6%). Доля промышленных рабочих в совокупной рабочей силе составляет сегодня 23%. В мире происходит не мировая деиндустриализация, которая по-настоящему ударила только по «постсоциалистическим» странам и являлась преднамеренным результатом реализации неолиберального проекта, а процесс превращения сельскохозяйственных рабочих в городских промышленных рабочих. Мировая капиталистическая экономика не является сейчас ни «постиндустриальной», ни «информационной» – разоблачаетэти утверждения киевский социолог Виталина  Буткалюк. 

Но в нашей деиндустриализованной стране, где в социальном протесте видят происки внешних врагов, тоже продолжаются рабочие выступления. 4 мая работники пяти шахт ПАО «Криворожский железорудный комбинат» отказались подниматься на поверхность после ночной смены. Они требуют индексировать зарплату до уровня 2012 года, когда она составляла тысячу долларов в месяц. По словам шахтеров, повышение коммунальных тарифов, наряду с ростом цен на продукты питания и товары первой необходимости, поставило их на грань выживания. А вслед за ними готовы протестовать горняки западноукраинской шахты «Нововолынская» №1, которым вообще не платят с начала года.

«Крот истории», о котором говорил автор «Капитала» – имея в виду историческую роль рабочего класса – медленно роется в глубине украинской земли, приближая времена, когда социалистические идеи будут снова востребованы в поднявшемся с колен украинском обществе. Пока до этого очень далеко. Левое движение Украины разгромлено, профсоюзы слабы и полностью зависят от правых политиков, которые то и дело используют их для пиара. Парламент готовится принять антирабочий Трудовой кодекс, а последний памятник Марксу, скорее всего, снесут – потому что националисты планомерно давят в этом вопросе на Порошенко, с помощью неизменно лояльных к ним медиа.

Но то, что в разгар декоммунизации Маркс неожиданно получил убежище именно в стенах фабрики, явно не дает покоя его врагам. А вдруг он однажды выйдет из-за ее стен наружу – но уже не один, реализуя собственные исторические прогнозы?