Международный суд ООН в своем промежуточном решении определил, что Россия должна отменить ограничения в отношении нелегальной организации «Меджлис» и обеспечить доступность образования в Крыму на украинском языке.

Об этом, как пишет УНН, сообщил на открытых слушаниях в Гааге председатель суда Ронни Абрахам.

«Суд считает, что в отношении ситуации в Крыму РФ воздержаться от поддержания или наложения определенных ограничений относительно возможности крымских татар и их сообщества хранить свои учреждения, включая " Меджлис "», — подчеркнул он.

«Российская Федерация должна обеспечить доступность образования на украинском языке», — добавил председатель суда.

UKraina.ru пообщалась с сенатором от Крыма Сергеем Цековым, который рассказал, как  на самом деле на полуострове обстоят дела с образованием на украинском языке, и действительно ли нарушаются права крымских татар.

- Как обстоят дела с образованием на украинском языке в Крыму — неужели действительно требуется вмешательство суда ООН?

— Образование — дело добровольное. Образование на любом языке осуществляется по требованию родителей. В Крыму нет достаточного количества родителей, которые требовали бы того количества мест в школах с обучением на украинском языке,  о котором говорится в украинском иске в суд ООН.

На практике  все те, кто желает получать образование на украинском языке, это образование получают. Организация объединенных наций, по нашим крымским оценкам, располагает недостоверной информацией, и в результате суд ООН принимает необъективное решение.

Его исполнение в том, что касается образования на украинском языке, с нашей стороны не требует никаких усилий, поскольку на самом деле, если исходить из свободы выбора языка обучения, после таких судов количество родителей, желающих обучать своих детей на украинском языке, может стать еще меньшим. Мы никого насильно не заставим учиться на украинском языке, как и на любом другом.

Насколько, по-вашему, запрет деятельности «Меджлиса» сказался на правах крымско-татарской общины, проживающей в Крыму?

— Что касается запрещения «Меджлиса» — в ООН прежде всего должны бы были поинтересоваться: «Меджлис» это вообще легальная или нелегальная организация? «Меджлис» не был зарегистрирован и тогда, когда Крым входил в состав Украины, и тогда, когда после референдума полуостров вернулся в состав России.

Эта организация существовала и существует до сих пор нелегально. Во всех странах подобные организации проходят процедуру регистрации и легализации.

Кроме того, деятельность «Меджлиса» всегда носила экстремистский, радикальный характер. Жители Крыма требовали запретить деятельность этой организации еще во времена Украины. И тогда «Меджлис» сеял в Крыму раздор — но украинские власти к нам не прислушивались.

Поэтому я считаю абсолютно правильным решение России запретить эту организацию. После этого, да и вообще в последние два-три года, в сфере межнациональных отношений в Крыму наблюдается мир и национальное согласие. Крымским татарам никто не мешает заниматься самоорганизацией в любых формах в рамках закона.

- На чем тогда, по вашему, основаны претензии к российскому Крыму?

— Все это настолько надумано, настолько не соответствует действительности — все попытки доказать, что в Крыму есть какие-то нарушения прав каких-то национальностей. Во времена Украины сплошь и рядом нарушались права русских и русскокультурных граждан Украины. И на это в упор никто не обращал внимания. 

Чего только стоили аннотации к лекарствам на украинском языке.  Мы безуспешно пытались объяснить украинским властям, что пожилые люди, не учившиеся  в украинских школах, многие из которых родились еще до того, как Хрущев передал Крым Украине, не могут изучить украинский язык. А они должны понимать, какое лекарство они принимают, какие есть противопоказания и так далее.

Но нас никто не слушал. Не слушали и в Организации объединенных наций, и в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Например, Верховный комиссар по делам национальных меньшинств в ОБСЕ Кнут Вольфбек в ответ на наши сообщения о притеснении русских в Крыму заявлял, что нам нужно учить украинский язык.