Ле Пен: Не ставлю под сомнение референдум по Крыму

Позиция Ле Пен хорошо известна и многократно озвучена. Только две цитаты. О Крыме: "Я абсолютно не верю в незаконную аннексию: был референдум, жители Крыма хотели присоединиться к России. Я не вижу оснований ставить под сомнение этот референдум". Об украинской власти: «Сегодня на Украине мы вынуждены иметь дело с правительством, которое незаконно пришло к власти в результате «революции на Майдане» и теперь подвергает бомбардировкам гражданское население Донецка и Луганска».

Даже если Ле Пен, придя к власти, отойдет от столь однозначных оценок, «проукраинской» ее позиция все равно не станет. В отличие, скажем, от Трампа, которого может занести в любую сторону, за плечами лидера Национального фронта — 30-летний опыт суровой политической борьбы, не позволяющий разбрасываться словами ради сиюминутной конъюнктуры. Собственно, и в Киеве насчет Ле Пен не питают никаких иллюзий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Марин Ле Пен предрекла смерть Евросоюзу

«Крестный отец» Макрона: Почему мы возмущены, когда Россия защищает права меньшинств?

Наибольшие надежды украинские власти связывают с Макроном. Сам Эммануэль Макрон избегает говорить об Украине, как, впрочем, и на любые острые темы, стараясь «быть хорошим для всех»… Принято считать, что политик, выдвинутый финансовыми кругами, по определению является противником России. Ставленник мировой закулисы и все такое. Исходя из логики «враг моего врага — мой друг», Макрон, мол, неизбежно продолжит линию Олланда на поддержку нынешних властей Украины.

А вот это не факт. Покровителем Макрона, давшим ему путевку в большую политику, называют Жака Аттали, первого президента Европейского банка реконструкции и развития. Пишут, что Аттали продолжает оказывать влияние на Макрона. Раз у нас нет прямых высказываний кандидата, посмотрим, что думает о ситуации на Украине его идейный наставник.

Позиция Аттали была сформулирована в статье «Россия должна быть нашим союзником», ее опубликовала газета L'Express два года назад. Аттали подверг критике линию Запада на бескомпромиссную поддержку киевской власти, которая, цитирую, «не находит лучшего оправдания своему существованию, чем вновь утверждать, что русский язык, являющейся родным для значительной части населения страны, больше не является государственным». И далее: «Почему мы возмущены, когда Россия выступает защитником прав меньшинств?— пишет Аттали. — Разве мы сами не отреагировали бы, если бы швейцарское правительство запретило гражданам говорить по-французски? Если Украина не хочет предоставить своим русскоязычным гражданам достойный статус, вполне естественно, что они обращаются за поддержкой к России».

Так что, и с Макроном не все очевидно. В случае его победы украинское руководство могут ожидать неприятные сюрпризы.

Фийон: Украина должна соблюдать Минские соглашения

Франсуа Фийона, как и Ле Пен, называют «пророссийским» кандидатом, что, конечно, является сильным преувеличением. Его позиция по Крыму: «Я не поддерживаю оккупацию Крыма. Нужны переговоры в рамках соблюдения международного права между Украиной и Россией».

О Минских соглашениях: «Я хочу, чтобы Россия соблюдала Минские соглашения. Но Украина тоже должна их соблюдать. А украинский парламент отказывается принять одно из основополагающих положений этих соглашений — автономию Донбасского региона».

Фийон выступает против антироссийских санкций, поскольку они подрывают экономику Франции, и против членства Украины в НАТО и ЕС.

Меланшон: Не собираюсь быть частью хора буйнопомешанных, которые надеются на конфликт с Россией

В «равнении на Кремль» оппоненты упрекают и «красного» Жана-Люка Меланшона. Меланшон ответил на эти упреки в свойственной ему манере: «Я никак не связан с Владимиром Путиным. Если бы я был россиянином, то голосовал бы не за его партию, а за моего товарища из „Левого фронта", который сейчас в тюрьме (имеется в виду Сергей Удальцов — В.Л.). Но, хотя у меня нет ничего общего с Путиным, я не собираюсь быть частью хора буйнопомешанных, которые надеются на конфликт с Россией».

Нынешние украинские власти Меланшон называет не иначе как «путчистами-авантюристами, находящимися под влиянием неонацистов». Считает, что действия России по присоединению Крыма были «абсолютно предсказуемы» после того, как в Киеве победили путчисты, которым потакали США и их европейские союзники. Лидер «Непокоренной Франции» выступает против антироссийских санкций, называя их проявлением империализма.

Подведем итог. Ни один из возможных победителей президентской гонки не хочет враждовать с Россией из-за Украины. Единственный участник, чью позицию можно назвать «проукраинской», — социалист Бенуа Амон. Но у него нет ни малейших шансов на выход во второй тур.

Вспоминается ответ Сталина на вопрос, какой уклон для партии хуже, правый или левый? Оба хуже, ответил Сталин. Все реальные кандидаты на пост президента Франции хуже для Киева.