Наибольшие сроки получили командир роты Руслан Онищенко и гражданин Беларуси Даниил Ляшук- 11 и 10 лет лишения свободы соответственно. Заместителю командира Николаю Цукуру назначили наказание в виде 9 лет тюрьмы, Илье Холоду — 9,5 лет. Трое других фигурантов дела — Борис Гульчук, Максим Глебов, Никита Куст получили по 9 лет, а Анатолий Пламадяла — 8 лет за решеткой. Еще четверых приговорили к 5 годам «условно» (с испытательным сроком). Это Юрий Шевченко, Роман Иваш, Андрей Демчук, и Никита Свиридовский.

Следует отметить, что только Шевченко частично признал свою вину, дав показания в отношении руководства подразделения, все остальные считают себя невиновными, а дело сфабрикованным по указу военного прокурора Анатолия Матиоса.

История подразделения

Спецрота МВД «Торнадо» была сформирована в конце 2014 года. Ее костяк составили бойцы из батальона «Шахтерск», созданного летом того же года в разгар боевых действий для «зачистки» населенных пунктов Донбасса. По данным Анатолия Матиоса, 43 из 109 «торнадовцев» имели различные судимости. Возглавил же подразделение — Руслан Онищенко, носивший ранее фамилию Абельмаз. Уголовному авторитету, за плечами которого не менее трех судимостей, руководство МВД присвоило звание лейтенанта милиции. Так бывшие уголовники стали сотрудниками внутренних дел Украины, что противоречит не только закону, но и здравому смыслу, но власти всячески замалчивали данную тему.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Суд огласил приговор «Торнадо»: четверо получили условные сроки

С декабря 2014 по июнь 2015-го «Торнадо» действовало на подконтрольных Украине территориях Луганщины, систематически терроризируя местное население. Список преступлений, которые вменяли арестованным, был довольно длинным: удовлетворение половой страсти неестественным способом с угрозой применения физического насилия; превышение власти и служебных полномочий работником правоохранительного органа; незаконное завладение транспортным средством; незаконное лишение свободы и похищение человека; пытки; доведение лица до покушения на самоубийство; самовольное присвоение властных полномочий и звания должностного лица; незаконное проникновение в жилище и незаконного проведения в нем осмотра; вымогательство, умышленное убийство.

На многочисленные сигналы о творящемся беспределе отреагировал Геннадий Москаль, бывший в 2015 году председателем Луганской военно-гражданской администрации. С его подачи военная прокуратура начала расследование деятельности «Торнадо», которое, по его словам, выдавало себя за «борцов с контрабандой». 17 июня 2015 года были задержаны 8 человек вместе с командиром роты, а днем позже министр МВД Аваков издал приказ о расформировании подразделения.

В январе 2016 года при попытке задержания вблизи города Приволье работниками УМВД в Луганской области был убит пятикратно судимый боец роты «Торнадо» Дьякон (кличка «Толстый»), который пытался оказать вооруженное сопротивление правоохранителям. А 25 сентября того же года еще один бывший боец роты Александр Пугачев расстрелял в Днепре (бывший Днепропетровск) двух сотрудников полиции.

Судебный процесс под присмотром «патриотов»

Так, бывшие «герои» вскоре официально превратились в уголовников и мародеров, что, впрочем, вызвало недовольство среди части патриотической общественности, которая не поверила государственному обвинению. В защиту подсудимых выступили нардепы Семен Семенченко, Игорь Мосийчук и Андрей Лозовой. Был создан целый штаб для освобождения «торнадовцев», представлявшихся депутатами как жертвы политического преследования. Судебный процесс проходил под постоянным давлением со стороны обвиняемых и их групп поддержки.

В суде Онищенко и его соратники вели себя вызывающе, матерились, хамили, угрожали свидетелям, судьям, прокурорам, срывали заседания любыми способами. Несколько раз участники добровольческих батальонов пытались прорваться в суд для освобождения арестантов, в частности — 2 августа 2016 года под зданием Оболонского райсуда Киева произошло серьезное столкновение между протестующими и правоохранителями, в результате чего пострадали 12 сотрудников полиции и 15 военнослужащих Национальной гвардии.

Но все это не помогло, и большая часть преступников в милицейских погонах все же получили реальные сроки, хотя, в общем-то, далеко не максимальные. В ходе дебатов прокурор во время своего выступления попросил для командира бандитской роты Руслана Онищенко, его зама Николая Цукуру и Данилы Ляшука 15 лет лишения свободы, остальным от 8 до 12 лет, кроме признавшего вину Шевченко, для которого сочли достаточным условный срок. В результате же условно получили аж четверо обвиняемых, что вряд ли справедливо. Одним из фактов в пользу «торнадовцев» стало показавшееся судьям недоказанным создание преступной группировки, поэтому они основывали приговор на тех фактах, которые, по их мнению, были неоспоримыми.

Выйдут по закону Савченко

Следует подчеркнуть, что это не конец истории: и сторона обвинения, и сторона защиты намерены обжаловать приговор. В прокуратуре считают приговор излишне мягким, адвокаты настаивают на невиновности их клиентов. Но в целом это на руку подсудимым, которые заинтересованы затянуть судебное рассмотрение на максимально возможное время. Ведь все это время они попадают под действие «закона Савченко», согласно которому до вынесения приговора апелляции день, проведенный в СИЗО, приравнивается к двум дням лишения свободы. Для этого можно применить массу ухищрений, что, наверняка, и будет сделано. Сейчас бывшие бойцы «Торнадо» уже отсидели почти два года. Если апелляция продлится 2,5-3 года, большинство подсудимых сможет выйти на свободу по отбытию срока тюремного заключения. Правда, апелляционный суд может назначить и более строгое наказание, нежели первая инстанция.

Украинская власть вместе с этим судебным процессом попала в определенную «вилку противоречий». С одной стороны, давление на нее «патриотических организаций» и ветеранов АТО приводило к тому, что фигуранты резонансных преступлений освобождались из тюрьмы, избегая ответственности. Здесь можно вспомнить бойцов батальона «Айдар» Валентина Лихолита, Виты Заверухи, обвиняемых в грабежах и убийстве правоохранителей, подозреваемых в убийстве Олеся Бузины Андрея Медведько и Дениса Полищука. Именно принадлежность к лагерю «патриотов», «защитников Украины», а также заступничество сослуживцев и политиков позволило им гулять на свободе, хотя они проходили фигурантами дел по тяжелым статьям.

Но, с другой стороны, Киеву нужно демонстрировать перед западными партнерами и международными организациями видимость правового государства и, как следствие, неотвратимость наказания преступников. А случай с «Торнадо» является крайне резонансным, чтобы спустить его на тормозах. Скорее всего, им дадут возможность затянуть апелляцию на несколько лет, оставив приговоры без изменений, чтобы бандиты вышли по «закону Савченко». Тем самым и преступники вроде бы наказаны, и тему ответственности чиновников за вручение оружия и погонов откровенным отморозкам с уголовным прошлым будет благополучно «замнут».