20 января должен был стать одним из немногих радостных дней для экономики Украины. В этот день Международный валютный фонд должен был рассматривать вопрос выделения Украине очередного транша. Естественно, в Киеве рассчитывали на положительный исход рассмотрения. Однако внезапно за день до этого украинский вопрос исчез из повестки дня совета директоров МВФ.

Причина не являлась секретом ни для кого.

«Перенос сроков проведения заседания вызван исключительно потребностью в уточнении расчетов по экономическим последствиям от мер, применяемых Украиной в ответ на блокаду Донбасса, и от захвата украинских предприятий на неподконтрольных правительству территориях Донбасса, а также в связи с признанием российской стороной документов, выданных на этих территориях», — признали в министерстве финансов Украины.

Блокада, о пагубности которой говорили на Украине политики от президента до депутата, окончательно вышла на международный уровень. Вынужденное потакание радикалам и желание власти «возглавить беспорядок» больно ударит по всей стране.

Жить станет хуже. В этом уверены опрошенные Ukraina.ru эксперты. Но до взрыва не дойдет.

Невозможный кредит

Получение очередного транша кредита от МВФ все больше напоминает историю с безвизовым режимом. Президент Петр Порошенко обещает наступление всего хорошего, но на деле вожделенная цель оказывается линией горизонта — сколь не плыви к ее направлению, она — недосягаема.

Над Порошенко и безвизом украинцы потешаются вот уже который год.

«Безвиз мы ждем уже не первый год, Петро его нам снова всем предрёк», — гласит одна из пародийных песен.

Похожая ситуация может быть и с траншем от МВФ. Ведь еще неделю назад Порошенко заявлял — деньги будут в марте.

«Как мне и обещала Кристин Лагард, директор-распорядитель МВФ, мы получим $1 млрд, и это случится, я надеюсь, еще в марте», — отметил Порошенко в день, когда он ввел блокаду Донбасса.

И спустя неделю выяснилось — никакого кредита в марте не будет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: На неопределенный срок: МВФ отложил выделение транша Украине

Правда, в этой ситуации украинцам будет не до шуток. Ведь к этому траншу привязаны и другие кредиты для Украины — не от МВФ, а от других кредиторов.

«К программе с Международным валютным фондом привязаны все программы, которые касаются международного финансирования Украины. Это важно, так как в этом году Украина нуждается в $5 млрд внешнего финансирования все равно по каким статьям: будь то прямые инвестиции или кредиты. Если нет программы сотрудничества с МВФ, нет программ сотрудничества с другими международными финансовыми учреждениями и нет программ сотрудничества с ЕС. Например, €600 млн европейской макрофинансовой помощи тоже не будет», — поясняет в комментарии Ukraina.ru исполнительный директор Международного Фонда Блейзера Олег Устенко.

По его словам, все кредиты связаны, в «едином пакете» на $40 млрд начиная с марта 2015 года, когда и открыли программу сотрудничества Украины и МВФ.

«Все время идет привязка к этой сумме $40 млрд. Если оттуда исчезает хоть один источник, то вопрос возникает по поводу всех остальных. И это серьезно, поскольку может крайне негативно влиять на финансовую ситуацию в стране», — отмечает Устенко.

По его словам, проблема с кредитом возникло из-за резкого изменения макроэкономики Украины, которое произошло из-за государственной блокады Донбасса.

«Сейчас возникает вопрос, связанный с темпами экономического роста — они будут снижены после введение блокады. Возникает вопрос с дефицитом государственного бюджета, который должен быть после решения о блокаде увеличен. После этого же решения объективно должно возникнуть девальвационное давление на гривну. Понятно, что такое изменение макроэкономических параметров требует не только изменения прогнозов, но и ответа на вопрос, что делать в таких условиях», — уверен Устенко.

Эксперт называет два возможных сценария развития событий.

«Либо Украина начинает не просто быстрые, а стремительные реформы для привлечения прямых иностранных инвестиций, хотя тут и возникает вопрос, насколько это возможно политически, либо нужно находить компромиссное решение по блокаде», — отмечает экономист.

Стремительные реформы, по его словам, должны быть такими, чтобы они позволили привлечь $5 млрд иностранных инвестиций в реальный сектор экономики. Устенко отмечает, что в прошлом году в этот сектор привлекли лишь $1 млрд прямых инвестиций. При этом, экономист не уверен в большой вероятности таких реформ.

«Речь идет о стремительной демонополизации и деолигархизации экономики, стремительном прогрессе по борьбе с коррупцией, стремительном развитии конкуренции на рынке, стремительном снижении административных барьеров для ведения бизнеса, судебной реформы и другого, что нужно сделать, но не делается», — отмечает Устенко.

В противном случае население почувствует неполучение транша от МВФ на себе в виде инфляции и девальвации.

«Задача требует немедленного решения», — резюмирует Устенко.

Но вызовет ли рост цен и обесценивание национальной валюты волну народного гнева? Политологи не сильно верят в это, хотя и отмечают, ничего хорошего ждать не приходится.

По наклонной, но не в бунт

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский не уверен в катастрофичности политических последствий решения МВФ для Украины.

«Я бы не слишком драматизировал это. Я думаю, что это скорее техническое решение, смысл которого очевиден: оценить кредитоспособность Украины после того, как она фактически отказалась от части своих активов после введения блокады», — говорит Погребинский в комментарии Ukraina.ru.

По его словам, переоценка кредитором кредитуемого — обычное дело и ничего экстраординарного в решении МВФ нет.

«Я не думаю, что будут какие-то политические последствия этого, ведь американцы и ЕС, по моему мнению, не бросят Украину совсем. Будут как-то держать на минимальном уровне, чтобы страна совсем не провалилась в катастрофу», — резюмирует эксперт.

С ним солидарен и директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

«Это (снятие вопроса Украины с повестки дня МВФ — ред.) не выведет людей на улицу. Ни для кого не было секретом, что у президента и его команды не все так хорошо с МВФ и такой глубокой поддержки и глубоких партнерских отношений нет. Это также демонстрирует, что поддержка украинских элит на Западе ситуативна, и если они будут дальше допускать такие ошибки, как введение блокады, в надежде, что Запад заплатит — они очень ошибаются», — поясняет Бортник.

Он отмечает, что, скорее всего, МВФ таки даст Украине транш, но не такого размер и под более жесткие социальные обязательства.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Новый Трудовой кодекс Украины: узаконенное рабство

А вот реализация этих требований МВФ уже может обернуться социальными протестами.

«Следующий меморандум с МВФ может быть еще более антисоциальным, еще более уничтожающим социальную систему и еще более социально конфликтным. Вот, используя его, оппозиция и может спровоцировать людей на публичные формы протеста», — отмечает Бортник.

А пока украинцам следует приготовиться к обесцениванию национальной валюты и падению ее покупательной способности. И все потому, что президент страны пошел на поводу у радикалов и одобрил блокаду.