Украинский президент Петр Порошенко подписал указ, который вводит существенные ограничения для филиалов российских государственных банков, работающих на Украине.  

«Санкции сроком на один год будут применены к публичному акционерному обществу «Сбербанк», ОАО «Виесте Банк», ОАО «Акционерный коммерческий промышленно-инвестиционный банк», ОАО «ВТБ БАНК», ОАО «БМ БАНК» в части предотвращения вывода капиталов указанными юридическими лицами за пределы Украины в пользу связанных с ними лиц», — говорится в сообщении пресс-службы президента Украины.

Этим банкам отныне запрещается выводить капитал за пределы Украины, в частности, выплачивать дивиденды и проценты, выплачивать межбанковские депозиты, кредиты и средства из корреспондентских счетов субординированного долга. Ограничительные меры распространяются также на распределение прибыли и капитала. В то же время запрет не касается расчетов между резидентами Украины и их контрагентами, имеющими счета в материнских структурах.

Редакция Ukraina.ru побеседовала с исполнительным директором Международного фонда Блейзера Олегом Устенко, который оценил последствия действий украинского президента для указанных банков и для украинской экономики в целом.

- И до введения этих ограничений российские банки хотели уйти с украинского рынка. Что их держало и что держит сейчас?

— Кто угодно может хотеть уйти с рынка, но осуществить этот выход с рынка на фоне плохого бизнес-климата не так-то легко. Выход с любого рынка, в том числе с украинского, означает, что надо каким-то образом найти покупателя на свои активы.

Альтернативой является фиксация огромных убытков — потому что стоимость входа была достаточно высокой и мультипликаторы, когда входили любые иностранные банки, в том числе и российские, на украинский рынок, когда они покупали украинские банки, были очень высоки и были больше двойки. То есть, иностранные покупатели переплачивали более чем вдвое по сравнению с капиталом приобретаемого украинского банка.

Поэтому, кто бы чего ни хотел, включая иностранных владельцев банков, которые хотели бы уйти с этого рынка, должны были бы столкнуться с проблемой — а как же осуществить этот выход?

Когда этот выход осуществляется в силу не экономических причин, а причин политического характера — просто хлопнули дверью и вышли, это мало вяжется с бизнес-логикой. Поэтому я с уверенностью допускаю, что кто-то хочет выйти, но этот выход практически  неосуществим. Найти покупателя на свой банк без фиксации огромных убытков просто невозможно. Поэтому это точно не является альтернативой.

Что касается возможности вывоза прибыли — нужно обратить внимание на то, что практически все банки, работающие на Украине, в том числе и российские,  в 2016 году показали убытки. Так что непонятно, о каком выводе прибыли может идти речь.

Прибыли в ближайшее время не будет — и если она все же будет, то она будет у всех банков, работающих на Украине, не только иностранных. И это будет означать, что рынок пошел верх, экономическая ситуация стала лучше. Вот тогда можно и осуществить желанный выход с украинского рынка — если эта цель к тому времени останется актуальной. 

- Как дальше будут развиваться события? Какова вероятность введения временной администрации в этих банках?

— А почему ее должны вводить? Для этого нужно, чтобы была серьезнейшая проблема в банке — например, банк закрывается или находится в стадии ликвидации. Я не вижу причин, по которым в текущей системе координат должна быть введена временная администрация. 

- Очевидно, что введенные санкции вполне могут вызвать отток капитала из банков — что, если  вкладчики начнут забирать деньги?

— Действительно, все подобные негативные явления крайне негативно сказываются на поведении вкладчиков — а вкладчиков много.  Если говорить о самом крупном из этих банков, Сбербанке России, а он, несмотря на название, является полностью украинским субъектом, то здесь речь идет о сумме вкладов, превышающей 10 млрд грн — около $400 млн, весьма крупная сумма.

Скорее всего, вкладчики будут уходить из этого банка:  шаг, который совершили украинские власти, является крайне негативным для владельцев банка. Но у украинского филиала Сбербанка России уже работает ограничение по снятию вкладов, и, скорее всего, такие же ограничения введут и другие попавшие под санкции российские банки, которые работают на территории Украины — для того, чтобы избежать вполне ожидаемого бегства депозитариев.

Я полагаю, что, скорее всего, такие действия банков будут поддержаны Национальным банком Украины — потому что никто не заинтересован в том, чтобы упал системообразующий банк. Ведь Сбербанк входит в ТОП-10 украинских банков.